A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я 
УСТАЛОСТЬ
Усталость — В У. мы различаем две стороны — физиологическую и психическую. Физиологическая состоит в том, что деятельность всякого органа (мышцы, железы, нервов, мозга и т. д.) по истечении некоторого времени, различного для разных органов, для разных индивидов и для разных моментов жизни, начинает уменьшаться в энергии и замедляться в темпе. Поддержка деятельности на первоначальной высоте становится тогда возможной только при усилении раздражения (в частном случае — волевого импульса). Но наконец ни усиление раздражения, ни усиление волевого импульса не в состоянии поддержать деятельности органа, и она приостанавливается совершенно. Физиологический феномен У. возникает, как показывают точные исследования, очень рано, и после короткого начального периода возбуждения наступает более или менее быстрое последовательное падение деятельности органа, психический спутник, напротив, возникает значительно позднее. В своей простейшей форме он имеет характер неразложимого простого ощущения — "чувства У.", к которому может присоединяться целый ряд других ощущений, возникающих обычно под влиянием иных моментов. С общебиологической точки зрения, феномен У. является одним из механизмов защиты организма. Когда деятельность органа под влиянием внешнего раздражения или волевого усилия продолжается так долго, что грозит истощить орган, то физиологическая У. ведет к уменьшению энергии и замедлению темпа деятельности и тем парализует ее вредное влияние. Если усиление внешнего раздражения или волевой импульс стремятся поддержать деятельность органа на прежней высоте, то возникающее чувство У. предупреждает организм, что работа происходит не на счет легко восстановляемых запасов, а на счет существенных тканей органа, восстановление которых совершается очень медленно. Игнорирование этого предупреждения ведет к органическому кризису, проявляющемуся в нарастании чувства У. до болезненной остроты, в полной приостановке деятельности переутомленного органа, несмотря ни на какие волевые импульсы, в полном притуплении его впечатлительности к внешним раздражениям, какой бы силы они ни достигали, и в целом ряде разнообразных расстройств в других органах тела. От последствий такого истощения переутомленный орган оправляется только очень медленно и с трудом; иногда восстановление его деятельности становится совершенно невозможным. Физиологический феномен У. полнее, чем в других областях, исследован в области мышечной деятельности благодаря тому, что здесь изучение возможно на выделенных из тела мышцах животных и, таким образом, явление мышечной У. представляется нам в простейшей его форме, не осложненной другими реакциями, которыми оно сопровождается в живом организме. Если выделенную из тела икроножную мышцу лягушки раздражать электрическим током, действующим на идущий к ней нерв или на саму мышцу, то каждое раздражение вызывает сокращение мышцы; все фазы его можно изучить на кривой, которую сокращающаяся мышца чертит на быстро вращающемся цилиндре "миографа". Уже первые миографические исследования указали на то, что в У. последовательно получающиеся кривые уменьшаются в высоте и наконец раздражение перестает вызывать сокращение мышцы. Анализ явлений У. на кривых мышечных сокращений представляет много трудностей; важный шаг в изучении вопроса составила простая мысль Кронекера замедлить вращение цилиндра до такой степени, чтобы вместо кривой каждое сокращение мышцы давало вертикальную прямую. Эта прямая позволяет определять в килограммометрах механическую работу, производимую мышцей при сокращении, а соединяя вершины получаемых при последовательных сокращениях вертикалей, мы получаем "кривую У.". Изучение последней привело Кронекера (187 1) к установке трех "законов У.", в общем подтвержденных и последующими исследователями: 1) кривая У., если мышца раздражается индуктивным током постоянной силы и в равных промежутках времени, есть прямая линия; 2) разница высот двух последовательных сокращений есть постоянная величина, названная Кронекером "разность У."; 3) "разность У." изменяется в зависимости от частоты раздражений: чем большее число раздражений приходится на единицу времени, тем "разность У." больше. Химическое исследование утомленной мышцы показало, что количественное содержание нерастворимых в алкоголе веществ в утомленной мышце значительнее, чем в неутомленной (Гельмгольц), и что утомленная мышца имеет кислую реакцию в противоположность неутомленной, имеющей реакцию щелочную (Дюбуа-Реймон). Последнее зависит от накопления в усталой мышце молочной и угольной кислот, крайних продуктов окисления органических веществ. Но совершенно новый свет на явления У. пролило обнаружение в утомленной мышце лейкомаинов, легко окисляющихся продуктов распада белков, родственных веществам, которые найдены в трупах (птомаины), и тем продуктам распада, которые накопляются в живом организме вследствие деятельности болезнетворных бактерий. Явления, вызываемые в организме последними — общее чувство разбитости в членах, расстройство регулировки теплоотделения, сердечной деятельности и дыхания, — так близки к явлениям, наблюдающимся при высоких степенях У., что естественно рассматривать последнюю как результат не только траты необходимых для работы тканевых элементов, но и самоотравления организма продуктами распада. Практически — последнее играет даже несравненно большую роль в произведении феномена У., так как У. возникает еще задолго до того, как истощился запас тканевых элементов, потребляемых при работе. Если утомленную мышцу, отказывающуюся отвечать на дальнейшие раздражения, промыть раствором поваренной соли, то она начинает опять работать и дает кривую, ничем не отличающуюся от кривой, полученной в начале работы. И напротив того, в не работавшей мышце легко вызвать усталость, впрыскивая в нее кровь усталого животного. Уничтожить У. можно также механически, выжимая отравляющие продукты распада, т. е. массируя мышцу, а их легкая окисляемость дает возможность устранить У. впрыскиванием в мышцу окисляющих веществ: утомленная мышца совершенно оправляется от У., если впрыснуть в нее несколько капель артериализированной крови (Кронекер) или даже просто раствор марганцовокислого калия. Этим объясняется замедленное возникновение У. при меньшей частоте раздражений (третий "закон У."); так как мышца выделена из тела, то о восстановлении питанием потребленных при работе тканевых элементов не может быть и речи, но зато в промежутках между двумя раздражениями часть продуктов распада при их легкой окисляемости успевает окислиться вследствие соприкосновения с кислородом воздуха. В живом организме эта функция промывки тканей и окисления продуктов распада выпадает на долю кровеносной системы. На живом человеке изучение мышечной У. производится при помощи инструмента, изобретенного Моссо, — "эргографа" (см. Эргограф). Работающая мышца дает при эргографических исследованиях также ряд вертикальных прямых, позволяющих измерять работу в килограммометрах. Эргограммы также указывают на быстрое возникновение феномена физиологической У.: после короткого периода нарастания деятельности, обнимающего иногда не более 1—2 сокращений, высота последних начинает падать. Для каждого лица существует индивидуальный характерный для него тип эргограммы, сохраняющийся очень долго, так что иногда даже спустя несколько лет можно определить, что эргограмма принадлежит именно данному лицу; "утомляемость" — как об этом можно судить и по другим явлениям — стоит, таким образом, в связи с глубокими интимными сторонами личности. Характеризуется эргограмма числом поднятий, их высотой и контуром кривой У. Исследования Моссо показали далее, что утомленная мышца оправляется от У. тем скорее, чем меньше было сокращений, и притом в возрастающей прогрессии: если для полного оправления мышцы, давшей 30 сокращений, нужен отдых в 2 часа, то для полного восстановления деятельности мышцы, давшей 15 сокращений, нужно не более 1/2 часа. Сумма работы (в килограммометрах) значительнее в тех случаях, когда правильной сменой работы и отдыха мы предупреждаем переутомление мышцы, чем тогда, когда напряженной работой мы доводим ее до истощения. Работу мышцы нельзя, таким образом, сравнивать с работой паровика, пропорциональной количеству сжигаемого топлива. Изменения, происходящие в работающей мышце в начале ее деятельности, резко отличаются от изменений, происходящих в ней в периоде У.; в последнем случае присоединение уже ничтожного количества работы в состоянии привести к гибельным последствиям. В связи с этим стоит влияние частоты сокращений; по этому вопросу эргографические исследования вполне подтвердили результаты, полученные Кронекером: как показал Маджора, уменьшая частоту сокращений, можно достигнуть того, что мышца будет работать неограниченное количество времени. Такой неутомляющейся мышцей является сердце: правильная смена систол и диастол оказывается достаточной для того, чтобы при нормальных условиях работы в здоровом организме оно работало всю жизнь. Какая роль в феномене мышечной У. выпадает на долю разных физиологических органов, участвующих в акте мышечного сокращения, — самой мышцы, нервных окончаний и нервных центров — недостаточно еще выяснено; мы знаем только, что мышца, отказывающаяся уже отвечать на мышечное сокращение, в состоянии еще сократиться под влиянием волевого импульса и обратно, а опыты Гоха и Крепелина наводят на мысль, что высота поднятий в эргограмме зависит от состояния самой мышцы, тогда как число их определяется состоянием нервных центров. От физиологической У. необходимо отличать "чувство У.". Возникая большею частью в связи с первой, оно не обнаруживает, однако, в своем развитии точного параллелизма с физиологическим феноменом У. Обыкновенно оно появляется значительно позднее, спустя некоторый промежуток времени после того, как деятельность органа стала падать вследствие физиологической У., и в этом отношении оно напоминает другие "общие чувства", являющиеся сравнительно запоздалыми сигналами происшедших в организме перемен: так, напр., голодание отражается на деятельности органов значительно раньше, чем оно дает знать о себе чувством голода. Всего резче отсутствие параллелизма бросается в глаза в тех случаях, когда чувство У. возникает при отсутствии какого-либо намека на физиологическую У. и проходит под влиянием работы, тогда как физиологическая У. под влиянием работы только нарастает. Нормальный сон восстановляет все траты организма, вызванные предшествовавшей деятельностью, и возвращает ему полную работоспособность. Тем не менее, множество вполне здоровых людей именно по пробуждении от сна принуждены долгое время бороться с тягостным чувством У. Очень часто это явление наблюдается при депрессивных психозах. Оно не мешает работать и, напротив того, под влиянием работы к концу дня постепенно исчезает, несмотря на постепенное нарастание физиологической У. Некоторое объяснение этому парадоксальному явлению дают факты, наблюдаемые в начале всякой деятельности. Когда орган переходит из состояния покоя в деятельное состояние, то работа его не сразу достигает максимальной высоты; в течение некоторого — обыкновенно, правда, очень короткого — времени она нарастает, и только по достижении этого максимума начинается непрерывное падение ее под влиянием физиологической У. Таким образом, мы имеем, по-видимому, дело с инерцией органов, которую нужно преодолеть, прежде чем деятельность органа даст возможный для нее максимальный эффект. Борьба с этой органической инерцией и вызывает, по-видимому, в указанных нами случаях чувство У. То же наблюдается при "скуке". Однообразная работа, не соответствующая нашим склонностям, легко вызывает чувство У. уже тогда, когда точные измерения не открывают еще и следа физиологической У. При переходе к работе более приятной, хотя бы и более утомительной, это чувство У. моментально исчезает. Подобный интерес может возникнуть и при работе, первоначально нас отталкивавшей и вызывавшей чувство У., когда мы "втягиваемся" в нее; тогда чувство У. исчезает и возвращается только спустя некоторое время, уже как показатель действительной, физиологической У. Наконец, чувство У. можно вызвать у себя произвольно, напр. вызывая воспоминание об очень трудной работе. С другой стороны, при некоторых условиях при значительной степени физиологической У. чувство У. может отсутствовать. Сильное возбуждение задерживает возникновение чувства У., несмотря на то, что траты организма, а следовательно, и физиологическая У. непрерывно возрастают. Усилием воли мы в состоянии преодолеть возникающее чувство У. и продолжать еще значительное время работать без тягостного чувства. Отсутствие чувства У. при громадных тратах организма наблюдается при многих психозах (напр. мании), а вредное влияние тяжелых душевных потрясений, вероятно, сводится к тому, что они задерживают возникновение чувства У. и таким образом расстраивают нормальную смену работы и отдыха, тем более что чувство У. является едва ли не самым необходимым условием для наступления сна (Крепелин). Мозговая У. см. Переутомление. Литература. Kronecker, "Ueber die Eгjm üd u. Erholung d. quergestreiften Muskeln" ("Berichte d. Sä chs. Ges. d. Wissensch.", Лпц., 1871); Mosso, "La fatigue intellectuelle et physique" (П., 1894); его же, "Les lois de la fatigue, étudié es dans les muscles de l‘homme" ("Arch. ital. de Biologie", XIII, 1890); Maggiora, "Les lois de la fatigue" (там же); Joteyko, "Rev. g énérale sur la fatigue musculaire" ("Anné e psychologique", V, 1898), и ряд статей различных авторов в "Ann é e psychologique", изд. Бинэ, и "Psychologische Arbeiten", изд. Крепелином. П.




Энциклопедический словарь  2018

← УСТАВЫ О ССЫЛЬНЫХ И О СОДЕРЖАЩИХСЯ ПОД СТРАЖЕЙУСТАНОВИВШЕЕСЯ ТЕЧЕНИЕ ЖИДКОСТИ →

T: 0.830733603 M: 5 D: 3