search
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я 
  • ГААБЕНЗЕ  —  Гаабензе — местечко на северном берегу датского острова Фальстера, место пеpeездa в Фординборг на Зеландии.
  • ГААГ  —  Гааг (Карл, Haag) — современный немецкий живописец, живущий и работающий в Лондоне, род. в Эрлангене в 1820 г. Начав свое артистическое образование в Нюрнбергском художественном училище, он довершил его в Мюнхене и Риме; в 1847 году отправился в Англию, там посвятил себя акварельной живописи, в которой, мало-помалу, дошел до силы масляных красок. Кроме Италии, он путешествовал в Далмацию, Черногорию, Грецию, Палестину, Сирию, Египет и Шотландию, и вывез из этих стран богатый запас этюдов для своих последующих акварелей. Произведения Г. имеют значительный интерес как в художественном, так в этнографическом отношении: они полны жизни, теплоты и характерности, отличаются мастерскою передачей светотени, но по композиции нисколько театральны и манерны, что, однако, не мешает любителям искусства ценить их весьма высоко. А. С — в.
  • ГААГА  —  Гаага (Haag, собственно Gravenhage, по-французски La Науе, по-латыни Haga Comitis) — резиденция короля Нидерландов и местопребывание центральных правительственных учреждений, лежит в провинции Южная Голландия, в 5 км от берега Северного моря. Вместе с большим селом и знаменитыми морскими купаньями Схевенинген, Г. составляет общину, в которой, с гарнизоном, насчитывалось 160560 жителей (1890), принадлежащих по большей части к Реформатской церкви. В центре города находится старинный дворец голландских графов, а поздние — наследственных штатгальтеров. Он состоит из неправильной массы старых и новых зданий и заключает в себе залы заседаний обеих палат генеральных штатов. К числу других замечательных зданий принадлежат: новый королевский дворец, очень простой снаружи, но великолепный внутри; дворец принца Оранского, прежнее жилище де Витта; архив с драгоценными документами, относящимися к истории Европы за последние четыре столетия; государственный музей с картинной галереей; так называемый дом Морица (Моritzhaus), с коллекцией картин; Меерманно-Вестреенианский музей (собрание древних печатных произведений и рукописей, античных ваз, скульптурных произведений, китайских и японских редкостей); королевская библиотека из 250000 томов, с богатым собранием рукописей и очень значительным кабинетом монет, медалей и камней; морское министерство, с замечательным собранием моделей, кораблей и других предметов, относящихся к мореплаванию; ратуша с прекрасным фасадом (1565) и драгоценными картинами; большой литейный завод; две статуи принца Вильгельма и Оранского; статуя короля Вильгельма II; статуя Спинозы; национальный памятник, воздвигнутый в память восстановления в 1813 г. независимости Нидерландов. Из 17 церквей города выдается реформатская большая церковь, или церковь св. Якова (построенная в XV или XVI веке), с шестиугольной башней почти в 100 м вышины, колокольней с 38 колоколами и замечательными гробницами. Гимназия, высшая бюргерская школа, королевская музыкальная школа. Из обществ города Г. особенно известно гаагское общество (см. это сл.) и Королевский институт для этнографии и лингвистики нидерландской Ост-Индии. Оружейные, железные, латунные и меднолитейные заводы; производство экипажей, позументных, золотых и серебряных товаров. В окрестностях разводят много цветов, плодов и овощей. По одну сторону города лежит широкий канал, постоянно покрытый многочисленными судами. К другой стороне примыкает великолепный лес (Haagsche Bosch), с королевским увеселительным замком, украшением которого служит Оранская зала — восьмиугольник, стены которого покрыты картинами Иорданса и друг. Схевенинген соединен с Г. прекрасной аллеей, трамваем и конно-железной дорогой. Первоначально Г. была охотничьим замком графов Голландских; но уже около 1250 г. Вильгельм граф Голландский (и король германский) построил здесь дворец, вокруг которого возникли и другие поселения. В XVI стол. Г. стала резиденцией генеральных штатов, а в течение XVII и XVIII ст. была местом важнейших дипломатических переговоров (см. Гаагское соглашениe). Здесь был заключен 4 января 1717 г. тройной союз между Францией, Англией и Голландией, а 17 февраля того же года — мир между Испанией, Савойей и Австрией. Г. в то время все еще считалась селом, самым большим в свете. Крайне неблагоприятное влияние на благосостояние Г. имели события 1795 г. и затем правление короля Людовика Бонапарте, который перевел высшие правительственные учреждения в Утрехт в Амстердам. Тем быстрее поднялся город с 1813 г., под властью Оранской династии.
  • ГААГЕ И ШМИДТ  —  Гааге и Шмидт (Haage und Schmidt) — известная фирма, торгующая в Эрфурте (Пруссия) семенами и растениями. В каталоге ее за 1892 год показаны 11754 номера сельскохозяйственных, лесных, огородных и садовых семян.
  • ГААГСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 1899 ГОДА  —  Гаагская мирная конференция 1899 года или Гаагская конференция разоружения — была созвана по инициативе императора Николая II. 12 августа 1898 г. министр иностранных дел граф Муравьев обратился к представителям России за границей с циркулярной нотой, в которой говорил, между прочим: "Охранение всеобщего мира и возможное сокращение тяготеющих над всеми народами чрезмерных вооружений являются, при настоящем положении вещей, целью, к которой должны бы стремиться усилия всех правительств. Все возрастающее бремя финансовых тягостей в корне расшатывает общественное благосостояние. Духовные и физические силы народов, труд и капитал отвлечены в большей своей части от естественного назначения и расточаются непроизводительно. Сотни миллионов расходуются на приобретение страшных средств истребления, которые, сегодня представляясь последним словом науки, завтра должны потерять всякую цену ввиду новых изобретений. Просвещение народа и развитие его благосостояния и богатства пресекаются или направляются на ложные пути... Если бы такое положение продолжалось, оно роковым образом привело бы к тому именно бедствию, которого стремятся избегнуть и перед ужасами которого заранее содрогается мысль человека. Положить предел непрерывным вооружениям и изыскать средства предупредить угрожающие всему миру несчастья — таков ныне высший долг для всех государств. Преисполненный этим чувством, Государь Император повелеть мне соизволил обратиться к правительствам государств, представители коих аккредитованы при Высочайшем Дворе, с предложением о созыве конференции в видах обсуждения этой важной задачи. С Божьей помощью, конференция эта могла бы стать добрым предзнаменованием для грядущего века". Циркуляр гр. Муравьева произвел сильное впечатление, но далеко не однородное. Лишь весьма немногие встретили его безусловным сочувствием (Берта ф. Зуттнер и другие сторонники мира); большинство европейских газет консервативного и либерального направления восхваляли заключающийся в нем "великодушный почин миролюбивого государя", но считали его непрактичным и неосуществимым; так смотрела и дружественная России французская пресса ("Temps", "Figaro", "Gaulois"), которая не без раздражения указывала, что границы Франции обеспечены хуже, чем границы России, и потому частичное и пропорциональное для всех государств разоружение может оказаться для Франции особенно невыгодным. Наконец, некоторые органы печати подчеркивали противоречие между предложением о разоружении и агрессивным образом действий на Дальнем Востоке (в Китае), объясняя самый призыв на конференцию как попытку обмануть бдительность держав-соперниц и привлечь на свою сторону европейское и азиатское общественное мнение (эта точка зрения особенно полно развита в ст. K. Kautsky, "Demokratische und reaction äre Abrü stung" в "Neue Zeit", 1897—98, № 50). В конце 1898 г. происходила дипломатическая переписка между державами по вопросу о конференции, до сих пор не опубликованная. В результате её Россия несколько изменила свой взгляд на задачи конференции. В ноте гр. Муравьева от 30 декабря 1898 г. — 11 января 1899 г., обращенной к иностранным дипломатическим представителям в Петербурге, было отмечено, что правительства и общественное мнение встретили сочувственно проект, долженствовавший "обеспечить всем народам благо действительного и прочного мира и прежде всего положить предел все увеличивающемуся развитию современных вооружений; в то же время, обстоятельства, казалось, вполне благоприятствовали осуществлению в более или менее близком будущем означенной человеколюбивой задачи... Однако, политическое положение значительно изменилось в последнее время. Многие государства приступили к новым вооружениям, стараясь в еще большей мере развить свои военные силы". Естественно, что, при столь неопределенном порядке вещей, нельзя было не задаться вопросом о том, считают ли державы настоящую политическую минуту удобной для обсуждения международным путем тех начал, кои изложены были в циркуляре от 12-го августа. Подлежащими разрешению конференции признаны следующие вопросы: "1) соглашение, определяющее на известный срок сохранение настоящего состава сухопутных и морских вооруженных сил и бюджетов на военные надобности; предварительное изучение средств, при помощи коих могло бы в будущем осуществиться сокращение означенных вооруженных сил и бюджетов. 2) Запрещение вводить в употребление в армиях и во флоте какое бы то ни было новое огнестрельное оружие и новые взрывчатые вещества, а также порох, более сильно действующий принятого в настоящее время, как для ружейных, так и для орудийных снарядов. 3) Ограничение употребления в полевой войне разрушительных взрывчатых составов, уже существующих, а также запрещение пользоваться метательными снарядами с воздушных шаров или иным подобным способом. 4) Запрещение употреблять в морских войнах подводные миноносные лодки или иные орудия разрушения того же свойства; обязательство не строить в будущем военных судов с таранами. 5) Применение к морским войнам Женевской конвенции 1864 г. и дополнительных к ней постановлений 1868 г. 6) Признание на таких же основаниях нейтральности судов и шлюпок, коим будет поручаемо спасание утопающих во время или после морских сражений. 7) Пересмотр Декларации о законах и обычаях войны, выработанной в 1874 г. на конференции в Брюсселе и до сего времени не ратификованной. 8) Принятие начала применения добрых услуг, посредничества и добровольного третейского разбирательства в подходящих случаях, с целью предотвращения вооруженных между государствами столкновений; соглашение о способе применения этих средств и установление однообразной практики в их употреблении". По соглашению между державами местом конференции избрана Гаага. Приглашение участвовать в ней было послано и принято всеми европейскими державами и 6-ю внеевропейскими (Соед. Штаты, Мексика, Китай, Япония, Персия, Сиам). Папе, по настоянию Италии, приглашения послано не было; Болгария, по настоянию Турции, была допущена лишь без права голоса. Каждая из приглашенных держав прислала своих уполномоченных: Россия — барона Стааля, посла в Лондоне, Германия — Мюнстера (при котором в числе комиссаров состоял проф. Штенгель, перед тем выпустивший брошюру, в которой доказывал неосуществимость и отчасти даже нежелательность осуществления пожеланий, высказанных в русской ноте; назначение его свидетельствовало о враждебном отношении германского правительства к задачам конференции), Франция — Буржуа и т. д. Конференция открылась 18 мая и заседала до 29 июля. Председателем был избран представитель России, барон Стааль. Представители прессы на конференцию не были допущены; о её заседаниях имеются только краткие сведения, сообщенные печати по постановлению самой конференции. Первая и главная цель конференции — сокращение вооружений и военных бюджетов или даже фиксирование их на нынешней высоте — совершенно не достигнута. Конференция выразила пожелание такого сокращения, но оно имеет совершенно платонический характер. Все, что сделано конференцией, сводится, во-первых, к установлению общих правил относительно третейского и вообще мирного разбирательства столкновений между державами, и до Г. конференции весьма часто встречавшегося, но производившегося каждый раз на основе специального соглашения; во-вторых, к некоторым постановлениям относительно войны. Все это выразилось формально в шести конвенциях и декларациях: 1) конвенция о мирном улаживании международных столкновений, 2) конвенция, определяющая обычаи сухопутной войны, 3) конвенция, распространяющая применение Женевской конвенции 1864 г. на войну морскую, 4—6) декларации, запрещающие бросание взрывчатых снарядов с аэростатов, употребление снарядов, единственной целью коих является распространение удушающих газов, пуль, взрывающихся в человеческом теле. К этим конвенциям и декларациям в заключительном протоколе прибавлен ряд "пожеланий" (о сокращении вооружений, о постановке на очередь будущей такой же конференции вопроса о правах и обязанностях нейтральных держав и т. д.), не имеющих практического значения. Конвенции и декларации представляют отдельные акты; державам было предоставлено подписывать или не подписывать каждую из них. Конвенция о мирном разбирательстве споров и о морской войне ратификована всеми 26 державами (и Болгарией); конвенция о сухопутной войне — 23 державами (не ратификована Швейцарией, Турцией, Китаем); декларация о бросании взрывчатых снарядов с аэростатов не подписана Англией, декларация о снарядах, распространяющих удушающие газы — Англией и Соед. Штатами. Наибольшее значение имеет конвенция о мирном улажении международных столкновений. Она установляет право вмешательства каждой третьей державы в столкновение между двумя другими державами как до войны, так даже и после открытия военных действий, посредством предложения "добрых услуг", которое ни в каком случае не должно почитаться неприязненным действием по отношению к той или другой. Спорящие державы могут отвергнуть или принять добрые услуги. В последнем случае конвенция рекомендует спорящим державам (если война еще не началась) избрание каждой одной нейтральной державы, и эти державы вырабатывают все условия соглашения; пока идут переговоры между ними, все непосредственные сношения между спорящими державами прекращаются (на срок не свыше 30 дней). Затем спорящие державы могут принять предложенное им соглашение или отвергнуть его; в последнем случае разрыв неизбежен. Но возможны случаи, когда спор происходит вследствие различного толкования фактической обстановки какого-либо события. Для подобных случаев Г. конвенция предложила совсем новый способ международного следствия. Спорящие стороны избирают каждая по одной нейтральной державе; каждая из 4-х держав (двух спорящих и двух нейтральных) назначает по одному члену следственной комиссии (при которых могут состоять помощники, секретари, юрисконсульты и т. д.); затем 4 комиссара выбирают пятую нейтральную державу, которая от себя назначает комиссара. Составившаяся таким образом комиссия из 5 членов является следственной комиссией; она исследует все обстоятельства спора и представляет свой доклад спорящим державам. Доклад этот не есть третейское решение, он есть именно только доклад следственной комиссии о фактических обстоятельствах предмета спора; спорящие могут либо сами дипломатическим путем решить спор на основании доклада, либо передать его третейскому суду. Для третейского суда между державами Гаагская конвенция установила три типа и подробно разработала порядок судопроизводства. Согласно с ней 1) каждое физическое или юридическое лицо может быть избрано спорящими державами в третейские судьи (это существовало и раньше); 2) спорящие державы могут передать разбор дела коллегиальному суду; каждая выбирает по два арбитра, арбитры выбирают суперарбитра; 3) в Гааге учреждается постоянный международный третейский трибунал. Каждая из договаривающихся держав рекомендует не более четырех лиц, как членов этого трибунала. В случае столкновения спорящие стороны выбирают то число членов трибунала, которое они желают иметь; таким образом и составляется третейский суд. Высший надзор за организацией суда принадлежит особому бюро в Гааге, состоящему под председательством Нидерландского министра иностранных дел и состоящему из членов дипломатического корпуса в Гааге. Третейский суд сам определяет свою компетенцию, основываясь на толковании заключенного спорящими державами компромисса. Практические результаты Г. конференции до сих пор (1905) были невелики. Она не предупредила ни войны Великобритании с южно-африканскими республиками, ни войны России и Японии; во время последней Россия даже решительно заявила, что она не допустит мирного посредничества держав, и согласилась допустить его только после разгрома своего флота при Цусиме (14 мая 1905 г.). Точно так же конференция не сократила роста вооружений: она только урегулировала способы мирного решения споров, которые встречались, и раньше решались мирным способом. Так, спор нескольких европейских держав с Венесуэлой был решен Гаагским международным трибуналом (1904); обстоятельства, подавшие повод к спору между Англией и Россией из-за бомбардирования английской рыбачьей флотилии, произведенного балтийской эскадрой под командой вице-адм. Рожественского (октябрь 1904 г.), были выяснены международной следственной комиссией, заседавшей в Париже в начале 1905 г. (см. Гулльский инцидент). См. официальные документы конференции: "Conf é rence internationale de la Paix" (Гаага, 1900); Fried, "Die Haager Friedens-Konferenz" (Б., 1900); M érignhac, "La Confé rence de la Paix" (П., 1900); Holls, "The Peace conference at the Hague" (Нью-Йорк, 1900); Martens, "La conf érence de la Paix à la Haye" (П., 1900); изложение гаагских конвенций и пр. в 4 изд. 2 т. "Совр. междунар. права" Мартенса (СПб., 1900); их текст у Листа, "Межд. право" (Дерпт, 1902). В. В—в.
  • ГААГСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ  —  Гаагские конференции для кодификaции международного частного права 1893, 1894, 1900 и 1904 гг. — были съездами правительственных делегатов для выработки проектов конвенций по отдельным институтам гражданского права и процесса. — Инициатива созыва первой конференции и приглашения на последующие исходили от Нидерландского правительства. В конференции 1893 г. участвовали Германия, Австрия, Венгрия, Бельгия, Дания, Испания, Франция, Италия, Люксембург, Нидерланды, Румыния, Россия и Швейцария; она обсудила три проекта конвенций о вступлении в брак, о сношениях между судами и о наследствах. На конференцию 1894 г. явились, кроме делегатов от тех же 14 государств, еще представители Швеции и Норвегии; здесь обсуждены были проекты о влиянии брака на состояние жены и детей, о разводе и разлучении, об опеке и о процессуальных нормах. Последний из этих проектов был принят всеми державами и составил Конвенцию о гражданском судопроизводстве, подписанную 16 государствами в Гааге 14 ноября 1896 г. и вступившую в силу 25 мая 1899 г. Конференция 1900 г. выработала четыре проекта, из которых три были 18 июня 1900 г. приняты делегатами 13 держав (Россия, Дания и Норвегия отказались) и составили подписанные 12 июня 1902 г. в Гааге три конвенции по семейственному праву — о вступлении в брак, о разводе и разлучении и об опеке. В 1904 г. Норвегия заявила о согласии примкнуть к первым двум, Дания отказалась от участия в четвертой конференции. Россия, несмотря на отказ от подписания конвенций 1902 г., прислала делегата на конференцию 1904 г., где впервые появилась и Япония. Делегаты 17 держав на четвертой конференции пересмотрели Конвенцию о гражданском судопроизводстве от 14 ноября 1896 г. и дополнительный протокол к ней от 22 мая 1897 г. и выработали проект долженствующей заменить ее новой конвенции; кроме того, они приняли еще проекты конвенций о наследствах и завещаниях; о личных и имущественных отношениях супругов; об ограничениях дееспособности и о несостоятельности. О подписании этих пяти конвенций сведений (май 1905 г.) еще нет. Конвенции подписываются в Гааге, и ратификации их представляются также нидерландскому правительству, составляющему о том протокол, когда поступит определенное число ратификаций; на 60-й день от этого момента конвенция вступает в силу. Конвенции заключаются на 5 лет и молчаливо возобновляются на дальнейшие 5 лет, если за 6 месяцев до срока не заявлено нидерландскому правительству об отказе. Первые четыре конвенции распространяются только на европейские территории; в проектах четвертой конференции предусмотрен порядок распространения их на вневропейские территории. В отличие от попыток отдельных ученых кодифицировать международное частное право и от трудов института международного права, конвенции суть результаты компромиссов, а не стройные в теоретическом отношении произведения. Конвенции содержат два рода норм: императивные, т. е. поставленные выше воли отдельного государства, положительно указанные в тексте и для всех государств одинаково обязательные, и бланкетные, оставляющие отдельному государству свободу регулировать отношение по-своему, так что заинтересованному лицу необходимо еще справляться во внутреннем законодательстве, существует ли там для данного случая особая норма или применяется правило конвенции. Но гарантия взаимности в применении конвенции отдельными государствами и уверенность в том, что она будет применяться, обеспечиваются тем, что из конвенций изгнано неопределенное понятие общественного порядка, открывающее свободу толкованию судьи; конвенции признают, что нельзя лишить отдельное государство права изменять правило, если оно противно тому, что в стране считается требованием добрых нравов или публичного интереса, но отступления от правил конвенции никогда не зависят от судейского усмотрения, а либо прямо перечисляются в конвенции, либо сообщаются в особом списке, при посредстве нидерландского правительства, всем прочим державам. Для государств, считающих, что правило конвенции как раз и соответствует публичному интересу, важно в точности знать, в каких случаях другие государства от этого правила отступают, дабы с этим считаться при возобновлении конвенции; для частных лиц важна уверенность, что их отечественный закон будет или не будет к ним применен в другом государстве, независимо от усмотрения местного судьи. По тем же соображениям не допускается возможность неприменения местным судом правил конвенции под предлогом, что стороны умышленно обходят местные законы (in fraudem legis); случаи такого обхода возможны, но они строго определены в самых конвенциях. I. Конвенция 12 июня 1902 г. для регулирования конфликтов законов о вступлении в брак. 1) Право на вступление в брак определяется национальным законом каждого из будущих супругов. Исключение в смысле действия закона той страны, где предполагается вступление в брак, допущено только в трех случаях (близкое родство, соучастие в прелюбодеянии, совместное покушение на жизнь супруга). Католическим странам сделана та уступка, что они могут не только не дозволять, но и объявлять недействительными заключенные в их пределах браки иностранцев, противные их законам, воспрещающим развод и браки духовных лиц. Напротив, страны, где свобода совести обеспечена конституцией, имеют право дозволять иностранцам вступать в браки вопреки своему национальному закону, если только препятствие исключительно религиозного характера; но не только отечество, но и все прочие страны (опять уступка католицизму) могут такие браки признавать недействительными. 2) Форма брака обязательно определяется местными законами (locus regit actum). Факультативного права обратиться или к местной, или к национальной форме не существует; иначе страны с обязательным гражданским браком не могли бы защищать его от церковной формы. Впрочем, если супруги все-таки обвенчались вопреки местной, но согласно своей национальной форме, то прочие государства могут их брак считать законным. Если они обвенчались по местной форме, то брак их действителен везде, за одним только исключением: если отечество требует церковной формы брака, то оно вправе не признавать законными браки своих подданных, заключенные за границей не в этой форме. На конференциях 1893 и 1894 г. Россия довольствовалась таким постановлением, но на конференции 1900 г. ее делегаты потребовали, чтобы в странах с обязательным гражданским браком иностранцы, отечество коих требует церковной формы, обязаны были венчаться у компетентного священника под страхом недействительности брака (не только в своем отечестве, но и в самой этой стране). Встретив решительный отпор в этом притязании, Россия вовсе отказалась от подписания конвенций. Наряду с нормальной формой брака по местному закону конвенция регулирует специальную форму — дипломатический брак, т. е. заключенный при участии дипломатического или консульского агента; эта форма имеет значение для случаев, когда местный закон не допускает брака вследствие запрещения развода или препятствий религиозного характера. II. Конвенция 12 июня 1902 г. для регулирования конфликтов между законами и юрисдикциями в области развода и разлучения. 1) Если супруги принадлежат к одной национальности, они могут просить о разводе, когда это допускается и национальным их законом, и законом места, где заявлена просьба. То же касается и разлучения. Если национальный закон знает только развод, а местный — только разлучение, то супруги-иностранцы не могут просить о разлучении, потому что в странах, где нет развода, разлучение не есть нечто меньшее, чем развод, а нечто иное. Если национальный закон не знает развода, а местный знает только развод, то супруги-иностранцы не могут ни развестись, ни разлучиться; им ничего не остается как обратиться к суду в своем отечестве. 2) Если супруги разной национальности — что бывает, когда один из супругов после возникновения повода к разводу натурализуется в стране, где нет развода, — то в интересах другого супруга национальным считается их последнее общее законодательство. III. Конвенция 12 июня 1902 г. для регулирования опеки над малолетними. Опека над малолетним определяется его национальным законом. Власти страны, где находится малолетний, нуждающийся в опеке, должны известить власти его отечества, а тем временем принять меры для охраны его интересов и даже учредить опеку по местным законам, которая должна действовать, доколе отечественные учреждения или отечественный дипломатический или консульский агент не создадут опеки по национальным законам. Национальное опекунское управление простирается на все имущества опекаемого, даже на недвижимости за границей; только для тех недвижимостей может быть допущено исключение, которые, как, напр., фидеикомиссы и лены, подчинены специальному порядку. IV. Проект конвенции о гражданском судопроизводстве, принятый конференцией 1904 г. для замены действующей конвенции 1896 г. и дополнительного протокола 1897 г., определяет: 1) порядок сообщения лицам, находящимся за границей, судебных и иных документов по делам гражданским и торговым; 2) порядок исполнения поручений о поверке доказательств от иностранных судов местным; 3) взыскание судебных издержек с истца-иностранца в его отечестве; представление судебных издержек истцом-иностранцем при предъявлении иска отменено; 4) распространение права бедности на иностранцев; 5) уравнение иностранцев с подданными в свободе от личного задержания. Эта конвенция должна вступить в силу 27 апреля 1909 г. V. Проект конвенции о наследствах и завещаниях проводит принцип единства наследства; наследование определяется не законом местожительства умершего и не законом места нахождения имуществ, а национальным законом наследодателя; отвергнут взгляд, будто наследование в недвижимостях непременно касается всего политического и общественного порядка в государстве, и изъятия в пользу территориального закона строго ограничены. Отдельное государство может выговорить себе право применять те из своих территориальных законов, перечень которых оно сообщит всем прочим через посредство нидерландского правительства; необходимо, однако, чтобы эти законы имели исключительной целью предупреждение дробления сельских недвижимостей или же касались недвижимостей, подчиненных специальному порядку, или относились к предметам, которые с общего согласия держав будут указаны в дополнительном протоколе. VI. Проект конвенции о личных и имущественных отношениях супругов равномерно делает уступку национальному закону в отношении недвижимостей, находящихся за границей; исключения из принципа допускаются также относительно определенных категорий недвижимостей. Отдельное государство может применять особые правила для защиты интересов третьих лиц, но должно сообщить другим государствам, какие именно правила оно будет применять; общая ссылка на интерес третьих лиц не допускается. VII. Проект конвенции об ограничении дееспособности совершеннолетних (умалишенных, расточителей) в принципе повторяет нормы конвенции об опеке. VIII. Проект конвенции о несостоятельности не предполагается сделать международным; он предназначен служить образцом для сепаратных конвенций между отдельными государствами. Его основная идея — единство конкурса: объявление купца несостоятельным в одном государстве имеет силу во всех других конвенционных государствах. Все конвенции и проекты новых конвенций обязывают применять их правила только к подданным одного из договорившихся государств и считаться только с законами государств, вступивших в конвенцию. Когда дело идет о других иностранцах или о других законах, местный суд вправе применять к таким иностранцам не их, а свой закон, ссылаться на "общественный порядок", на "интересы третьих лиц", на "обход законов" и т. д. — и вообще руководствоваться только теми коллизионными нормами, которые существуют в местном законодательстве. Литература. Официальное издание — "Actes de la Conf érence de la Haye, chargée de reglémenter diverses matières de droit international privé (12—27 septembre 1893)" (Гаага, 1893, в двух частях; то же для последующих конференций; для третьей изданы еще отдельно: "Documents relatifs à etc."). Статьи президента четырех конференций, Asser‘a, в "Revue de droit international et de l égislation comparé e" за 1893, 1894, 1896, 1900, 1904. Статьи Lain é в "Journal de droit internat. priv é Clunet" за соотв. годы. Kahn, "Die dritte Haager Staatenkonferenz еtс.", в "Zeitschrift f ü r intern. Priv. und Oeff. Recht" за 1902 и 1904 гг.; его же, "Die einheitliche Kodifikation des internat. Privatrechts durch Staatsvertr ä ge" (Лпц., 1904); "Die Haager Familienrechts-Konvention" в "Zeitschrift f ür intern. Pri v. und Oeff. R." (1904); Мандельштам, "Гаагские конференции о кодификации международного частного права" (СПб., 1900; первые две и русская программа для третьей); Гуссаковский, "Третья гаагская конференция по вопросам частного междунар. права" в "Журн. Мин. Юст." за 1900 г., № 10 (одностороннее и неправильное освещение). См. "Международное частное право". М. Брун.
  • ГААГСКОЕ ОБЩЕСТВО ПОБОРНИКОВ ХРИСТИАНСКОЙ РЕЛИГИИ  —  Гаагское общество поборников христианской религии (Societas На gana pro vindicanda religione Christiana) — основано в 1785 г. несколькими голландскими реформатскими священниками. Общество это назначает премии за сочинения по философии и истории религии и избранные из них печатает ("Werken van net Haagsche Genootschap", Лейден). Оно имеет отчасти международный характер и допускает на конкурсе труды на латинском, голландском, французском и немецком языках. Его богословская точка зрения отличается большою терпимостью. Из представителей этого общества можно назвать богословов и. Г. Шольтена и А. Куэнена. Ср. " Het Haagsche Genootschap tol verdediging van de christelijke Godsdienst" (Лейден, 188 5).
  • ГААГСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ  —  Гаагское соглашение — состоялось в 1710 г. между германским императором, Англией и Голландией с целью сохранения нейтралитета немецко-шведских провинций в войне Северных держав с Швецией.
  • ГААЗ  —  Гааз (Фридрих Иосиф Haas, Федор Петрович) — старший врач московских тюремных больниц; родился 24 августа 1780 г. в Мюнстерэйфеле, близ Кельна; изучал медицину в Вене, впервые приехал в Россию в 1803 г. и поступил на службу в 1806 г. в качестве главного врача Павловской больницы в Москве. В 1809—10 гг. дважды ездил на Кавказ, где изучил и исследовал минеральные ключи у подошвы Машука и в Ессентуках, открыв в последнем месте известный серно-щелочной источник и описав результаты своего путешествия в превосходной книге: "Ma visite aux eaux d‘Alexandre еn 1809 et 1810". Отправившись после Отечественной войны за границу, на родину, Г. вскоре решился окончательно поселиться в России и с 1813 г. жил безвыездно в Москве, где считался в 1820-х годах выдающимся и любимым врачом, имея обширную практику и весьма хорошие средства. Открытие в Москве в 1829 г. комитета попечительного о тюрьмах общества, в состав которого он был призван московским генерал-губернатором кн. Д. В. Голицыным, имело огромное влияние на всю его жизнь и деятельность. Предавшись заботе об участи арестантов с неиссякающею любовью и неустанною энергиею, Г. оставил постепенно свою врачебную практику, роздал свои средства и, совершенно забывая себя, отдал все свое время и все свои силы на служение "несчастным", сходясь во взгляде на них с воззрением простого русского человека. Состояние тюремного дела в России было, перед введением тюремных комитетов, самое печальное. Даже в столицах полутемные, сырые, холодные и невыразимо грязные тюремные помещения были свыше всякой меры переполнены арестантами, без различия возраста и рода преступления. Отделение мужчин от женщин осуществлялось очень неудачно; дети и неисправные должницы содержались вместе с проститутками и закоренелыми злодеями. Все это тюремное население было полуголодное, полунагое, лишенное почти всякой врачебной помощи. В этих школах взаимного обучения разврату и преступлению господствовали отчаяние и озлобление, вызывавшие крутые и жестокие меры обуздания: колодки, прикование к тяжелым стульям, ошейники со спицами, мешавшими ложиться и т. п. Препровождение ссыльных в Сибирь совершалось на железном пруте, продетом сквозь наручники скованных попарно арестантов. Подобранные случайно, без соображения с ростом, силами, здоровьем и родом вины, ссыльные, от 8 до 12 человек на каждом пруте, двигались между этапными пунктами, с проклятиями таща за собою ослабевших в дороге, больных и даже мертвых. Устройство пересыльных тюрем было еще хуже, чем устройство тюрем срочных. Г. постиг и всем сердцем усвоил себе высокую задачу попечительного о тюрьмах общества. Двадцать три года, изо дня в день, словом и делом боролся он с напрасною жестокостью в осуществлении наказания, обращавшею кару в муку, и был заступником за "человека", черты которого он умел видеть и находить в самых грубых отверженцах общества. Предпринятый им, прежде всего, поход против прута, после долгих противодействий, затруднений и неудач, окончился, при содействии князя Голицына, относительным успехом: было разрешено всех ссылаемых, шедших через Москву из 22 губерний, препровождать не на пруте, а в кандалах. Хотя защитники прута и взяли верх после смерти Голицына (1844), но, фактически, до самой кончины, Г., вследствие его просьб, настояний и пожертвований, никто из Москвы на пруте не уходил. На кандалы для перековки ссыльных особой суммы не отпускалось, и Г. постоянно снабжал пересыльный замок изготовленными по его заказу, значительно удлиненными и облегченными кандалами, деньги на которые, через него же, постоянно представлялись в тюремный комитет — "неизвестным благотворителем". Благодаря представительству Г. было отменено бритье половины головы женщинам и ссыльным, а также страждущим колтуном. По его ходатайству был устроен на средства купца Рахманова рогожский полуэтап, и под его личным надзором перестроена значительная часть московского губернского тюремного замка, сообразно с требованиями гигиены и разумного человеколюбия; наконец, он же добился, — после упорных препирательств с тюремным комитетом и ряда пожертвований от "неизвестного благотворителя" — обшития кожею, сукном или полотном ручных и ножных обручей от цепей ссыльных, причем вскоре (в 1836 г.) эта мера была обязательно распространена на всех пересылаемых в России. Присутствуя при отправлении каждой партии арестантов из Москвы, знакомясь с ними и их нуждами за несколько дней до их ухода, Г. заставлял перековывать их при себе, следил за их здоровьем и решительным образом оставлял на некоторое время в Москве — несмотря на постоянные столкновения с местным начальством, протестовавшим против делаемого им беспорядка в статейных списках — всех тех, кто был болен, слаб или нуждался в душевном утешении и ободрении. Наделив привезенными им припасами остальных, благословив и поцеловав тех, кто, по его выражению, "hat es nicht bös gemeint", Г. шагал иногда вместе с пapтиeю несколько верст и затем, распростившись вновь и наделив всех сочиненною им нравоучительною книжкою: "А. Б. В. христианского благочестия", возвращался домой, удручаемый мыслию, как он писал в одном официaльнoм рапорте, "об ангеле Господнем, который ведет свой статейный список". Но этим не оканчивалась его забота об ушедших. Он переписывался с ними, исполнял их просьбы издалека — видался с их родными, высылал им деньги и книги. Ссыльные прозвали его "святым доктором", с любовью расспрашивали о нем посещавших сибирские поселения лиц и соорудили на свой счет в память его, в Нерчинском остроге, икону св. Феодора Тирона. Но и находившиеся в Москве арестанты в равной мере пользовались самоотверженным участием Г. Он настоял на учреждении в 1834 г. из директоров тюремного комитета справщиков по арестантским делам, и, когда они очень скоро охладели к этой обязанности, один за всех исполнял ее, собирая справки по делам, ходатайствуя об ускорении последних, разъезжая, несмотря ни на какую погоду и на огромные московские расстояния, по судам, канцеляриям и полицейским участкам. Он собрал в разное время большие суммы для снабжения пересылаемых арестантов рубахами, а малолетних — тулупами; он же в течение 20 лет делал ежегодные пожертвования на покупку бандажей для арестантов, страдающих грыжею. Наконец, Г. был настойчивым ходатаем за тех, кто, по его предположению, оправдываемому тогдашним состоянием уголовного правосудия, был невинно осужден или же, по особым обстоятельствам, заслуживал и особого милосердия. В журналах московского тюремного комитета записано 142 предложения Г. о ходатайствах относительно пересмотра дел или смягчения наказания. В этого рода хлопотах он не останавливался ни перед чем, вступал в горячие споры с митрополитом Филаретом, писал письма императору Николаю и прусскому королю, брату императрицы Александры Феодоровны, а однажды, при посещении государем тюремного замка, умоляя о прощении 70-летнего старика, предназначенного к отсылке в Сибирь и задержанного им по болезни и дряхлости в Москве, не хотел вставать с колен, пока растроганный Государь не изрек помилования. Сознавая, что многие из преступников явились сами жертвами отсутствия религиозно-нравственного развития, Г. особенно заботился о последнем. Пользуясь дружбою петербургского негоцианта Мерилиза, он склонил его к обширным пожертвованиям (до ста тысяч экземпляров) духовно-нравственными книгами и Священным Писанием, для раздачи арестантам, сам, кроме того, закупая большие партии таких книг для отсылки в Сибирь. Между арестантами было много ссылаемых по распоряжению помещиков. Иногда они следовали с детьми, иногда дети оставлялись, и родители шли в Сибирь одни. Г. горячо, но бесплодно старался побудить комитет к ходатайству о пересмотре 315 и 322 ст. т. XIV, предоставлявших помещикам право ссылки их крепостных. Более успешны были его хлопоты о выкупе оставленных детей для отдачи их родителям и о дозволении помещикам не разлучать детей с родителями. Комитет, отчасти на сумму, завещанную в распоряжение Г. Федором Васильевичем Самариным, отчасти на представленные Г. пожертвования "некоторых благотворительных лиц", выкупил с 1 8 30 по 1853 г. 74 человека и успешно ходатайствовал о безвозмездном отпуске детей в 200 с лишком случаях. По почину Г., тюремный комитет с 1830 г. ежегодно уделял из своих средств сумму на "искупление" несостоятельных должников, а с 1832 г., при деятельном участии Г., был собран капитал для помощи семействам несостоятельных. Как тюремный врач, Г. проявлял необычную личную заботливость о больных, лечившихся в тюремной больнице — отделении Старой Екатерининской в Москве. Он по нескольку раз в день навещал их, беседовал с ними подолгу о их делах и домашних и настойчиво требовал, чтобы в больнице никто — ни больные, ни служебный персонал, ни посетители — не лгали. Обнаружив неправду, он штрафовал в пользу бедных и служащих, и посетителей. Не добившись утверждения составленного им устава трезвости между служащими, он все-таки фактически ввел его в действие. Воспользовавшись временным перемещением арестантов в казенный дом близ Покровки, он по выводе их стал принимать туда бесприютных, заболевших на улицах, и постепенно, подвергаясь всевозможным нареканиям и начетам, после горячих просьб и слез пред генерал-губернатором, требовавшим немедленного очищения казенного дома, добился молчаливого узаконения заведенного им обычая. Так, мало-помалу образовалась без официального утверждения благодаря упорству "святого доктора" полицейская больница, называемая народом до сих пор "Газовскою". Со введением нового городского устройства, это любимое детище Г. получило прочную организацию и существует ныне под именем больницы имени Императора Александра III. В небольшой квартире при этой больнице, в самой скудной обстановке, среди книг и астрономических инструментов, жил последние годы и умер Гааз; в ней же подавал он советы массе приходивших к нему по утрам больных, снабжая их бесплатно лекарствами и делясь с ними своими последними скудными средствами. Популярность его среди населения Москвы была столь велика, что во время холеры 1848 г. граф Закревский просил его, при разъездах по городу в известной всем старомодной пролетке, останавливаться на площадях и успокаивать народ, который его охотно слушал, безусловно веря "своему доктору". В это же время, чтобы убедить товарищей-врачей в безопасности прикосновения к холерным больным, 70-летний Г. сел в ванну, из которой только что был вынут умиравший холерный, и просидел в ней полчаса. Своеобразный в одежде (фрак, жабо, коpoткиe панталоны, черные чулки и башмаки с пряжками), в образе жизни и в языке — живом, образном и страстном, — Г. жил в полном одиночестве, весь преданный делу благотворения, не отступая ни пред трудом, ни пред насмешками и уничижением, ни перед холодностью окружающих и канцелярскими придирками сослуживцев. Его девиз, неоднократно повторяемый им в посмертной его книге "Appel aux femmes": "Торопитесь делать добро", подкреплял его и наполнял своим содержанием всю его жизнь. "Чудак" и "фанатик" в глазах одних, "святой" в глазах других — он бестрепетно говорил всем правду и был всегда бодр и ясен духом. Высокий ростом, сангвиник, с добрыми и вдумчивыми голубыми глазами, в поношенном платье и заштопанных чулках, он был вечно в движении и никогда не бывал болен, пока первая и последняя болезнь не сломила его. 16 августа 1853 г. он умер, трогательно простясь со всеми, кто шел в открытые по его желанию двери его квартиры, и был, сопровождаемый громадною толпою народа, похоронен на католическом кладбище на Введенских горах. См. "Воспоминания", Евг. Тур в "Русской Речи", очерк Лебедева в "Русском Вестнике" 1858 г.; некролог в "Московских Ведомостях" 1853 г. Главный материал для изучения деятельности Г. — в делах московского тюремного комитета и московской врачебной управы. А. Кони. [Автору этой статьи принадлежит честь извлечения имени Г. из забвения, которому оно так незаслуженно подверглось. Обширным этюдом о Г., прочитанным в С.-Петербургском юридическом обществе в январе 1890 г., он напомнил русскому обществу об одном из замечательных его деятелей. Зимою 1891-92 г. чтение это было несколько раз повторено в пользу пострадавших от неурожая. В полном своем объеме этюд А. Ф. Кони будет напечатан в одном из наших журналов. — Ред.]
  • ГААЗЕ, ГЕНРИХ ФРИДРИХ  —  Гаазе, Генрих Фридрих (Haase) — немецкий филолог, родился в 1808 году. Начав свою педагогическую деятельность учителем, был вскоре сделан адъюнктом, но за участие в волнениях университетской молодежи был уволен от должности (1836), привлечен к суду и присужден к тюремному заключению на год. В 1840 г. получил профессуру в Бреславле, где и умер в 1867 г. Г был членом прусской палаты депутатов, где примкнул к левому центру. Г. издал "De republi c a Lacedaemoniorum" Ксенофонта (Берлин, 1833), Фукидида в латинском переводе и его "Lucubraciones" (Париж, 1841), Веллея Патеркула (Лейпциг, 1851), Сенеку (1852—53) и Тацита (1855). Кроме изданий классиков, написал: "Vergangenheit und Zukunft der Philologi e " (Берлин, 1835), "Die athenische Stammverfassung" и целый ряд монографий, преимущественно по истории литературы и филологии в Средниe века и эпоху возрождения. Ср. Fickert, "Fr. Haasii Меmоria" (Бресл., 1868).
  • ГААЗЕ, ФРИДРИХ  —  Гаазе, Фридрих (Haase) — выдающийся немецкий актер; род. в 1827 г.; получил сценическое образование под руководством Людвига Тика; дебютировал в Веймаре (1846). В 1860 году приглашен дирекцией императорских театров в Петербург, где в течение 6 лет пользовался большими симпатиями. Позже был директором театров в Кобурге и Лейпциге; в 1883 г. вступил в общество актеров берлинского "Немецкого театра". Г. неподражаем в ролях великосветских фатов.
  • ГААЛЬ  —  Гааль (Иосиф, Gaal) — венгерский писатель; род. в 1811 г. в Надьи-Кароли. Во время венгерской революции он служил в министерстве финансов, в 1849 г. в штабе генерала Дамьянича; в 1850 г. был приговорен в Араде к заключенно в крепости; умер в 1866 г. В 1836 г. выступил на литературное поприще романом "Szirmay I l ona" (Пешт, 1836) и, кроме того, написал много повестей и рассказов, а также деревенских очерков и драматических сочин.: "A kirâly Ludason" (комедия, 1837), "Szerelem és Champagnei" (к омедия, 1839), "Ecsé di tundèr" (к омедия), "Pasar fö svènyek" (к омедия, 1840), "Két Julia" (комедия, 1841), "A vén sas" ("Старый орел", шутка, 1844). Наибольший успех имела его шутка: "A peleskei notárius" ("Пелешкий нотариус", Офен, 1843). В 1840—43 гг. Г. писал также фельетоны в Кошутовской газете "Pesti Hirlap" и редактировал в 1848 г. журнал: "15 марта". Его повести изданы Францем Бадичем (Пешт, 1880—82).
  • ГААНГОФСКОЕ ПЛАТО  —  Гаангофское плато — Лифляндской губернии, Верроского и Валкского уездов, служит водоразделом между Рижским заливом и озером Чудским (Пейпусом). Восточными отраслями своими оно служит связью Лифляндских возвышенностей с Валдайскими горами. На севере по направлению к Верро Г. плато обрывается крутыми уступами, причем от высшей его точки Мунна-мегги (Munna-Mäggi) 304 м (997 фут.) до Верро на протяжении 16 верст местность понижается на 234 м (766 фут.). На запад понижение местности доходит до русла реки Аа, а на ЮЗ Г. плато узкою полосою, идущею по 2 террасе его, соединяется с плато Аа, возвышающимся между pp. Аа и западною Двиною. Узкое, продолговатое Г. плато состоит из 3 террас и начинается над самыми Верроскими озерами. Это плато составляет главную возвышенность не только Лифляндской, но и вообще Прибалтийских губерний и простирается от Гаангофа до Мариенбурга по направлению к югу; по направлению же к северу заканчивается лесистою горою Мунна-Мегги (см. выше), а близ Залисгофа обнаженною двухвершинною горою Велло-Мэгги, 288 м (946 фут.) высоты. Вся живописная местность, окружающая Г. плато, гориста и испещрена озерами. Понижаясь по направлению к Рогозинскому, Г. плато на ЮЗ, начиная от Лайцена, опять возвышается и достигает близ Оппекальна, на Чертовой горе, высоты 258 м (847 фут.) Отсюда к югу местность все более понижается вплоть до Мариенбургского озера, окруженного низменными полями, засеваемыми льном. У подошвы гор Мунна-Мени и Вэлла-Мегги берут начало в Гаангофском и Залисбургском озерах ручьи, образующие реку Бюмзе (Пимпе или Риуус), идущую по направлению к югу непосредственно к озеру Пейпусу; на север же направляются ручьи, впадающие в Верроское озеро и реку Boo, через которые также впадают в Пейпус. Ha юг с Г. плато течет река Педдец, впадающая в Эвст, приток Двины. На востоке через ручей Шварцбах воды Г. плато находятся в связи с рекой Аа, с которою их соединяет и в юго-западном направлении река Вайдау, прежде впадения в Шварцбах принимающая в себя сток озера Пугула и протекающая озеро Мурраш. Истоки перечисленных рек, речек и ручьев, находятся все на высоте 229 м (700—800 фт.) над уровнем моря и принадлежат к самым высоким источникам Прибалтийских губерний. К. В.
  • ГААНЕН  —  Гаанен (Реми Андреас van Haanen) — живописец-пейзажист; род. в Остергоуте, в южной Голландии, в 1812 г.; художественное образование получил в Гильверсуме, под руководством Равенсвайя; с 1836 г. поселился в Вене, откуда предпринимал много раз поездки с артистическою целью и таким образом посетил почти все страны Европы; в особенности же подолгу жил он во Франкфурте-на-Майне, Лондоне и С.-Петербурге. Состоит членом нескольких обществ и академий, и с 1851 г. почетным вольным общником Петербургской академии. Многочисленные пейзажи Г., писанные либо масляными красками, либо акварелью, изображают преимущественно виды леса или мотивы зимней природы (иногда с эффектом лунного освещения). Достоинство их неодинаково: иногда они задуманы поэтично и исполнены великолепно, а иногда написаны слишком размашисто, на скорую руку. К числу лучших его картин могут быть отнесены: "Лесной ландшафт" (1835, находится в Берлинской национальной галерее), "Дубовый лес зимою" (1864), "Лес", в манере М. Гоббемы (1877) и "После дождя" — пейзаж, хранящийся в музее Императорской академии художеств. Произведения Г. встречаются у многих частных лиц в С.-Петербурге. Кроме живописи, этот художник занимался гравированием и произвел 30—40 оригинальных офортов ландшафтного содержания. — Его старший брат, Георг Гиллис ван Г. (1807—1879), писал жанровые сцены с огненным освещением, а младшая сестра, Адрианна (род. в 1814 г.), пользуется доныне некоторою известностью, как мастерица изображать цветы. А. С—в.
  • ГААНЕН (ДОПОЛНЕНИЕ К СТАТЬЕ)  —  Гаанен (дополнение к статье) (Реми Андреас van Haanen) — голландский живописец-пейзажист; умер в 1894 г.
  • ГААР  —  Гаар (Бернард Haar) — голландский поэт и историк церкви; род. в 1806 г.; был сначала пастором, потом профессором истории церкви в Утрехте. Умер в 1880 г. Кроме популярной истории Реформации ("Gechiedenis der kerkhervorming in tafereelen", Гаага, 1843) и нескольких других сочинений по истории церкви, написал много лирических и повествовательных стихотворений. Некоторые из них приобрели большую популярность в Голландии: "Huibert en Kla a rtje"; "Eliza‘s vlucht", в собр. "Gedichten", 1866; "Laatste Gedichten" и полное собрание "Kompleete Gedichten" (Лейд., 1880).
  • ГААРДЕН  —  Гаарден (Gaarden) — деревня под Килем. Более 8000 жителей; две корабельные верфи, из которых одна императорская, а другая принадлежит северогерманскому кораблестроительному акционерному обществу. По окончании укрепления Киля с сухопутной стороны, все морские учреждения Киля предположено перевести в Г.
  • ГААРЕН  —  Гаарен (фон) — курляндский баронский род, происходящий из Остфрисландии, откуда предки его в XV веке переселились в Курляндию.
  • ГААРЛЕМ  —  Гаарлем — см. Гарлем.
  • ГААРЛЕМСКОЕ МОРЕ  —  Гаарлемское море — см. Гарлемское море (озеро).
  • ГААС  —  Гаас (Ипполит Haas) — геолог; род. 5 ноября 1855 г. в Штуттгарте; с 1887—1904 г. был профессором геологии и палеонтологии в Кильском университете. Ему принадлежат многочисленные работы по юрским брахиоподам Альп и швейцарской юры и об делювиальных отложениях Шлезвиг-Гольштейна. Наибольшей известностью пользуется его сочинение "Die Leitfossilien" (Лпц., 1887). Им же составлены "Стенные таблицы для преподавания геологии".
  • ГАБАБЫ  —  Габабы габабины — африканское племя, родственное с бедша; кочует по прибрежью Красного моря, между Суакином и Массовой, исповедует Ислам и распадается на народцы: аз-темариам, аз-теклес и аз-гибдес.
  • ГАБАЙДУЛЛА  —  Габайдулла он же Обейдулла — султан киркиз-кайсацкий, старший сын хана Вали, царствовал в Средней Орде 10 лет, утвержден был в ханском достоинстве китайским императором Дауган-ханом, грамотою на китайском, маньчжурском и турецком языках. Он был последним киргиз-кайсацким ханом Средней Орды. Умер 86-ти лет, в 1852 г.
  • ГАБАЛЫ  —  Габалы — кельтское племя в Аквитании. Их главный город носил название Андери-тума (теперь Антерьё). Занимались горным промыслом, между прочим добычею серебра, а также скотоводством.
  • ГАБАНОВОЕ ДЕРЕВО  —  Габановое дерево или камвуд — красильное дерево Baphia nitida, привозимое в кусках темно-красного цвета в Европу из Африки и по своим свойствам приближающееся к сандалу. Оно содержит около 20% санталина и ценится дороже настоящего сандала. Δ .
  • ГАБАНЫ  —  Габаны (Наbаnе r) — название моравских братьев, выселившихся в начале ХVII в. из Богемии в соседние венгерские комитаты. При Марии-Терезии они были принуждены принять католичество. Г. славились своим трудолюбием, особенно уменьем приготовлять разные изделия из глины.
  • ГАБАРА  —  Габара (Habara) — название верхней женской одежды у арабов.
  • ГАБАРДАН  —  Габардан (Gabardan, или Gavardan) — в средние века небольшое французское виконтство в Гаскони, в нынешнем департаменте Ландов, с главным городом Габарре, в 47 км к СВ от Мон-де-Марсана. В городе сохранились остатки разрушенного в 1569 г. кальвинистами монастыря, а также дом Жанны д‘Альбре.
  • ГАБАРИТ  —  Габарит (Gabarit) — в общем значении модель в натуральную величину, сделанная из досок, листового железа и т. п., дающая очертание какого-либо предмета. На железных дорогах Г. подвижного состава называют снаряд, служащий для проверки размеров нагруженных вагонов и пр. Он имеет, обыкновенно, вид легкой металлической створчатой арки, внутреннее очертание которой соответствует предельным размерам подвижного состава. Эти предельные размеры определены в России министерскими постановлениями для правительственных дорог от 18 марта 1860 г., а для узкоколейных — от 3 июля 1870 г.; они приводятся во всех справочных книжках. В. Е. Т.
  • ГАБАРР  —  Габарр (Gabbare, lat. gabbarae) — особый вид мумий у египетских христиан в первые века нашей эры.