search
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я 
  • У-ДО  —  У-до — острова в Корейском архипелаге; один из них, известный европейцам под именем Бофор, лежит к В от острова Квельпарта и представляет группу гор; второй, обозначаемый именем Монтрезора, лежит близ южного берега Корейского п-ова, горист и значительно больше первого; почти совсем не исследован.
  • У-ЛА-ГАЙ  —  У-ла-гай (У-ла-цзе) — большая китайская деревня, на правом берегу реки Сунгари, в 25—30 верстах ниже Гириня, на большой дороге между Гиринем и Бодунэ. Жит. свыше 10 тыс. Важное торговое место.
  • У-ТАЙ-ШАНЬ  —  У-тай-шань — горная группа, подымающаяся в северной части хребта Тай-хан-шань, в провинции Шань-си, в округе Дай-чжоу; некоторыми своими точками достигает абсолютной высоты, равной 10000 футов (по определению Рихтгофена). У-тай-шань принадлежит к наиболее почитаемым священным местам Китая. По верованиям китайских буддистов, Будда, пребывая в этих горах, впервые начал свою проповедь в Китае; впоследствии эти горы послужили местом для перерождения бодисатвы Манчжушри, сходство имени которого с родовым именем ныне царствующей династии дало повод буддистам и всех богдоханов маньчжурской династии почитать перерождениями Манчжушри. По этой-то причине первые богдоханы Дай-цыньского дома постоянно предпринимали путешествия к У.-тай-шаню, а современные почитают эти горы своею родиною наравне с Маньчжурией. По склонам У.-тай-шаня раскинуто множество буддийских капищ, большая часть которых полуразрушены; некоторые, особенно ламайские, представляют все еще великолепные постройки своеобразной китайской архитектуры. В зимнее время сюда стекаются сотни тысяч богомольцев, преимущественно из Монголии. Благодаря плодородной лёссовой почве, покрывающей У-тай-шань, все почти покатости и ущелья этих гор весьма густо заселены, причем многие деревни лежат на высотах до 7500 фт. над ур. моря, возделанные поля — нередко и выше. Местность эта богата также каменноугольными залежами, разрабатываемыми жителями только с поверхности. Г. Е. Гр.-Гр.
  • У-ТУНЬ  —  У-тунь (Утун) — река в Хэй-лун-цзянской провинции Маньчжурии, впадающая слева в реку Сунгари против местечка, а в настоящее время почтово-телеграфной станции Ван-ли-хотон. Вытекая из отрогов Малого Хингана, река имеет длину около 100 верст. Славится богатством рыбы. Лесная долина ее, обильная пушным зверем, охотно посещается нашими казаками-промышленниками.
  • У-ХУ  —  У-ху или Ву-ху — город и порт китайской провинции Ань-хой, на правом берегу реки Ян-цзы-цзяна. Для иностранной торговли открыт по Чжи-фуйской конвенции 1876 г. и с того же времени получил важное значение как центр значительной транзитной торговли по р. Ян-цзы-цзяну и как пункт, лежащий в узле водяных путей, ведущих в округа с чайным, шелковым и бумажным производством. Расположение города близ древнего обсохшего русла р. Ян-цзы-цзяна, некогда протекавшего к юго-востоку, дало возможность соединить город каналом в 75 вер. с городом Нин-чо-фу и каналом в 120 вер. с гор. Тай-пин — центрами чайного производства. Богатые залежи каменного угля и железа, разрабатываемые туземцами, в последнее время привлекли внимание китайского правительства и иностранных предпринимателей. В городе отдельный европейский квартал. Во время восстания тайпингов город был разрушен, и миллионное население его уменьшилось к настоящему времени до 81 тыс. В июне 1891 г. город был ареной грозных антимиссионерских беспорядков. Предметы вывоза — чай, шелк, хлопок, рис, каменный уголь и туземные металлические изделия, предметы ввоза — опиум, хлопчатобумажные ткани, сахар, керосин. Общая ценность ввоза в 1900 г. — 5973642 лана, общий оборот порта — 18080948 лан. Л. Б.
  • У-ЧАН-ТИН  —  У-чан-тин — город в Гириньской провинции Maнчжypии, на берегу реки Ла-линь-хэ. Принадлежит к числу новых городов, образованных китайскими переселенцами; населения, до восстания боксеров, свыше 2 тысяч; административный центр комиссарства.
  • У-ЧАН-ФУ  —  У-чан-фу или Ву-чан-фу — главный город Хубэйской провинции Китая и центр областной. администрации, расположен на правом берегу р. Ян-цзы-цзяна, против впадения в нее большого левого притока ее Хань-цзян, при устье которого на правом берегу стоит областной город Хань-ян, а на левом — раскинувшееся на обширное пространство предместье последнего, Ханькоу. У-чан-фу обнесен высокой стеной, имеющей до 12 верст в окружности. Внутри этой ограды немало пустырей. Улицы большею частью узки и грязны. Город служит резиденцией генерал-губернатора двух соседних провинций — Хубэйской и Хунаньской. Около 2 00 тыс. жителей. Вывозятся зерновой хлеб, чай, бумага, железо и медь. Г. Е. Гр.-Гр.
  • У-ЧЖОУ-ФУ  —  У-чжоу-фу — областной город китайской провинции Гуан-си; расположен на левом берегу р. Си-цзян и вместе со своими предместьями образует многолюдный центр, занимающий видное место в торговом отношении. Большая часть произведений провинции Гуан-си, предназначенных для вывоза, сплавляется в У-чжоу-фу по р. Си-цзяну и ее притокам для дальнейшего отпpaвлeния в Кантон и другие торговые города империи.
  • У-ША-ГОУ  —  У-ша-гоу (Хубту) — пограничная с Китаем река Приморской области, впадающая в р. Суйфун близ станицы Полтавской. Река имеет около 60 вер. длины; недалеко от ее истока в пограничном хребте расположен наш военный караул Ушагоуский.
  • УАДИ  —  Уади — см. Вади.
  • УАЗА  —  Уаза (Oise в древности Esia Isara) — правый приток Сены, вытекает в бельгийской провинции Геннегау с Арденнских гор к Ю отШимэ. Вступив во Францию, У. протекает через департаменты Энь, У. и Сены-и-Уазы; начиная с Шони она становится судоходной и впадает в Сену при Конфлан С-т-Гонорин. Длина течения 305 км. Притоки У. Серр и Энь. У. соединяется каналами с pp. Соммой, Самбр и Шельдой и частью сама канализирована.
  • УАЗЫ ДЕПАРТАМЕНТ  —  Уазы департамент — занимает часть старинных французских провинций Иль-де-Франса и Пикардии; пространство 5885 кв. км. Поверхность в общем ровная, в сев. части становится холмистой. Почва плодородная. Осадков не более 60—70 куб. м ежегодно. Главная р. Уаза — судоходна, ее притоки Энь, Брешь, Терэнь и Нонет. Лишь сев. часть принадлежит бассейну Соммы; в юго-вост. части заходит р. Урк, приток Марны, а в юго-зап. часть заходят притоки Эпты. Жителей 404511 (1 8 98). Пахотной земли 411658 гект., лугов 33630, виноградников 331, пастбищ 5016 и лесов 101280 гект. Главные произведения: пшеница (около 2 ½ млн. гкл. ежегодно), овес (около 3 млн. гкл.), рожь, бобовые растения, картофель, свекловица, овощи; садоводство (яблочный сидр). Значительное скотоводство: лошадей 49680, крупного рогатого скота 120723, овец 336668 голов. Птицеводство и пчеловодство. Обрабатывающая промышленность: железоделательные и чугунолитейные, машиностроительные, инструментальные, фарфоровые и фаянсовые, писчебумажные, химические, сахароваренные и винокуренные заводы. Производство хлопчатобумажных и шерстяных тканей, кружев (Шантильи), ковров (Бовэ), вязальных и токарных изделий. Округов четыре: Бовэ, Клермон, Компьень и Санлис. Главн. г. Бовэ. Ср. Deladreue и Pihan, "G éographie physique et historique du dé part. de l‘Oise" (Бовэ, 1887).
  • УАЙТ  —  Уайт (Роберт Wight) — шотландский ботаник (1796—1870). По окончании курса в Эдинбургском университете в 1818 г. получил звание доктора медицины. В 1819 г. У. отправился в качестве военного врача в Индию, где прожил в разных местностях до 1853 г., усердно собирая растения. Позже У. занял место директора ботанического сада в Мадрасе, был естествоиспытателем Индийской компании, а с 183 6 г. директором хлопковых плантаций. По возвращении из Индии жил в Англии. Во время пребывания в 1833—1834 гг. в Эдинбурге вместе с проф. Арноттом работал над "Prodromus Florae Peninsulae Indiae orientalis" (т. I, Лондон, 1834, 480 стр.); сочинение это, содержащее краткие описания растений Индии, к сожалению, не было закончено. В Индии У. занялся изданием рисунков растений индийской флоры: "Illustrations of Indian Botany" (Мадрас, 1838—1841; 2 тома с 134 раскраш. таблицами): "Icones plantarum Indiae orienta l is" (ib., 1838—1847, 3 тома с 1162 табл.); "Spicilegium Neilgherrense" (ib., 1846—1847, с 100 раскраш. таблицами). Мелкие работы У. напечатаны в "Madras Journal of Literature and Science" и в друг. журналах. Гербарий свой У. еще при жизни пожертвовал ботаническому саду в Кью, в Англии. В. Тр.
  • УАКАРИ  —  Уакари (Brachyurus calvus) — обезьяна из семейства широконосых или обезьяна Нового Света (Platyrrhini), относящаяся к роду короткохвостых обезьян (Brachyurus). Род этот характеризуется очень коротким, как бы обрубленным хвостом (14—17 хвостовых позвонков); голова удлиненной формы, лицо продолговатое и плоское; ноздри находятся по сторонам носа; борода окаймляет только щеки, отдельные пучки щетинистых волос находятся на лице. В верхней и нижней челюстях находятся по 4 резца, наклоненных вперед, нижние резцы длиннее и острее верхних; клыки короткие, крепкие и почти прямые (только нижние несколько заострены крючками); коренные зубы в числе 5—6 с каждой стороны. Конечности довольно короткие. Шерсть несколько мохнатая, на голове короче, чем на остальном теле; шея не покрыта. У., или краснолицые соки, отличаются хвостом, имеющим форму толстого отростка. Цвет шерсти грязно-желтый или красноватый, на спине грязно-белый, а на нижних частях туловища золотисто-желтый. Лицо ярко - красного цвета с желтыми бровями и красновато-желтыми глазами. У старых животных цвет шерсти делается светлее и переходит почти в белый. Волосы на голове короткие, тогда как на спине отличаются значительной длиной. Длина животного около 50 стм. У. живет в сев. части Южной Америки, имея, по-видимому, ограниченное распространение и встречаясь вообще сравнительно редко; он водится в лесах по берегам рек, затопляемых большую часть года водой. У. живет небольшими стадами. Движения их быстры и ловки, и они перебегают и перепрыгивают с одного дерева на другое. Самки носят детенышей на спине. Пища их состоит из различных плодов. У. плохо переносят неволю и даже при пересылке на сравнительно небольшие расстояния легко погибают. М. Р.-К.
  • УАР  —  Уар (Вар) — св. мученик, воин, начальник отряда в Египте в начале IV в., принадлежал к числу христиан, втайне исповедовавших свою веру. У. подвергся мученичеству и скончался среди истязаний. Тело У., выброшенное на съедение зверям, взяла благочестивая вдова, Клеопатра, и сохраняла его в своем доме. По окончании гонения, в 312 г., она перевезла мощи У. в Палестину и положила их в своей фамильной пещере в селении Эдре (в 8 милях от сев. края Генисаретского оз.), а затем построила в честь святого храм. У. пострадал около 307 г.; память его 19 окт.
  • УАРГЛА  —  Уаргла (Wargla, Ouargl a, Vareghla, Varghela) — принадлежащий Франции и причисляемый к Алжирии оазис в Гаммаде (так назыв. Каменной пустыне), на высоте 120 метр. над морем, место пересечения нескольких караванных путей и важный торговый пункт в Сахаре, населен арабами, мсабитами (из Туниса), берберами и суданскими неграми. В оазисе много пальмовых рощ, плоды которых составляют главный предмет вывоза. Город У. имеет цитадель и окружен стенами; жителей 10000 чел.; кожевенное производство.
  • УАТТ  —  Уатт (Джеймс) — см. Ватт.
  • УБА  —  Уба — река Томской губернии и отчасти Семипалатинской области, Бийского и Усть-Каменогорского уу.; составляется из двух pp. — Черной У., сев. ветвь, и Белой У. (южн. ветвь), берущих начало первая — в Коргонских и Коксунских, а вторая в Тургусунских белках. Первая течет на З и СЗ, вторая к ЮВ на СЗ. Протяжение первой 50 верст, а второй 48 верст. По соединении обеих ветвей р. У. течет в общем на З и СЗ, приняв р. Убинку, поворачивает к ЮЗ, а ниже впадения в нее р. Вавилонки к Ю, до самого впадения в р. Иртыш справа. Длина У. 260 вер., из коих 240 в в Томской губ., а 20 вер. — в Семипалатинской обл. Течение реки быстрое, порожистое, дно каменистое, берега реки возвышенные. Ширина от 20 до 50 саж., глубина от 3/4 до 3 арш., в низовьях и более. Верхнее течение У. находится в диких, труднодоступных высоких горах, среднее течение орошает зап. предгорья Алтая, нижнее — образует границу нагорья от степи. Убинская долина с С ограничена Тигерецкими и Коргонскими горами, с В Коксунскими и Тургусунским и, а с Ю Ульбинскими горами. Все верхнее течение и часть среднего до впадения слева р. Убинки пустынны. В нижней части среднего и в нижнем течении долина У. представляет обширные луга и частью лесистые местности, и эти части долины реки обитаемы и населены. В реке водятся лососи, щуки, окуни, карпы и др. У. в общем несудоходна, но в среднем и нижнем течении может быть сплавной. И. Д.
  • УБАГАН, ОЗЕРО АКМОЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ  —  Убаган, озеро Акмолинской области (Куш-Мурун) — горько-соленое озеро Акмолинской области, близ западной ее границы. Длина до 60 верст, ширина от 10 до 30 верст. Озеро было прежде все наполнено водою и изобиловало рыбою, ныне большая часть его высохла и только весною имеет несколько значительных водных плес, летом же только сохраняет горько-соленую воду по фарватеру пересекающей озеро р. Убаган. На поросших камышом отмелях расположены зимовки киргиз. По берегам много водяных птиц, особенно лебедей. К юго-зап. берегу озера примыкает Аман-Карагайский бор. И. Л.
  • УБАГАН, РЕКА АКМОЛИНСКОЙ И ТУРГАЙСКОЙ ОБЛАСТЕЙ  —  Убаган, река Акмолинской и Тургайской областей (Обага) — правый приток реки Тобол; берет начало в южных склонах Куш-мурунских гор в Акмолинской области и в верховье носит название Бурдулты-тал. Достигнув Тургайской обл., У. течет прямо на С, служа границей между Тургайской и Акмолинской обл. около 200 вер., и на этом пути проходит через большое оз. Убаган. Затем, не доходя 60 вер. до сев. окраины области, река отклоняется к З и впадает в Тобол уже в пределах Оренбургской губ., в 10 вер. от ст-цы Звериноголовской. Ширина У. в некоторых местах достигает 20 саж.; удобных бродов имеет не много, лучший из них Кара-уткуль (черный брод) на Багакалинской караванной дороге, недалеко от впадения в него рч. Ащибуй. Притоков, заслуживающих внимания, У. не имеет. Вода на всем протяжении У. соленая или горько-соленая.
  • УБАЛЬД  —  Убальд (Baldus de Ubaldis, 1327—1400) — постглоссатор, ученик Бартола, учитель права в Болонье, Перуджии, Пизе, Флоренции, Падуе, Павии; известен как комментатор к пандектам и кодексу.
  • УБАНГИ  —  Убанги (Ubangi) — большой приток Конго с правой стороны, протекает между 2°30‘ сев. шир., на запад от Ваделаи, 1300 м над уровнем моря, у верховьев Нила наз. Киюали, позже Макуа, затем Уэлле; слева принимает приток Бомокайди, справа Уэрре, Мбому с Шинко, потом Котто, Куангу и Кемо; изменяет свое направление под 5°7‘ сев. шир. и 19°30‘ вост. долг. от Гринвича на ЮЮЗ и впадает в Конго под 0°9‘ южн. шир. и 17°41‘ вост. долг. от Гринича, имея при впадении 2500 м ширины и 11 м глубины против впадения в Конго истоков Мантумбазе. Длину У. считают в 2500 км (1100 км судоходны для небольших судов). У. открыт 19 марта 1870 г. под названием Уэлле, в стране монбутту, Швейнфуртом, который его так же, как и позже Юнкер, считал верховьем реки Шари.
  • УББОНИСТЫ  —  Уббонисты или Убониты — существовавшая в XVI столетии религиозная секта новокрещенцев. Ее основатель Уббо Филипс или Филиппи, род. в Лейвардене (в Голландии), был там же священником, но в 1553 г. вместе со своими последователями основал одну из самых мирных сект того времени. Эта секта, принявшая на себя имя своего основателя, по своему учению мало чем, по-видимому, отличалась от других перекрещенских сект. Уббо Филипс умер в 1568 г.
  • УБЕДА  —  Убеда (Ubê da) — гор. в испанской провинции Хаен (Jaen), в вост. части Андалузии. Жит. около 20000. Старинная крепость с 20 башнями. Более 10 церквей (преимущественно в готическом стиле) и несколько монастырей. Обработка кожи и выделка кожаных изделий, производства мыла, шерстяных тканей и гончарных изделий; коневодство; торговля хлебом, вином, винными ягодами и оливковым маслом. Во времена мавров У. была еще цветущим городом.
  • УБЕЖИНСКАЯ  —  Убежинская (Убежная) — станица Кубанской области, Лабинского отдела; жителей более 4500, церковь, школа, торгово-промышленных заведений 11, фабрик и заводов 6. Хлебопашество.
  • УБЕЖИЩА В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ  —  Убежища в Древней Греции (религиозные), или άσυλα — принадлежали к явлениям сакрального права: этим именем назывались святилища, считавшиеся неприкосновенными (άσυλα = sacrosanctus) со всем принадлежащим им имуществом (алтарями, статуями богов, драгоценностями и пр.). Даже во время военных действий (по крайней мере греков с греками) храмы считались неприкосновенными, вследствие чего они служили государственными сокровищницами и даже местом сбережения частного имущества. Они служили также У. для преследуемых, ищущих помощи и защиты и даже преступников: увести силою от статуи бога или алтаря лицо, ищущее защиты, считалось преступлением. Исключения допускались по отношению к лицам, подвергнутым атимии или осужденным на смерть, хотя в Спарте щадили и таких лиц. Неприкосновенным считался человек и в том случае, если он, выходя из храма, поддерживал осязаемую связь с алтарем. Так, приверженцы Килона, искавшие спасения в храмеАфины, сочли безопасным выйти из храма, держась за веревку, привязанную к подножию статуи, и были вне опасности до тех пор, пока веревка у храма Евменид не оборвалась случайно: только тогда подсудимые были объявлены вне религиозного закона и перебиты (Plut. Sol., 12). Бывали случаи нарушения этого священного права, но в общем святыня У. считалась ненарушимою, и если случайные нарушения не карались законом, то потому, что верили в возмездие со стороны оскорбленного божества. К таким нарушениям права У. относились не только насильственный захват, но и всякие меры, направленные к тому, чтобы ищущий защиты оставил У., как то: умышленно произведенный по соседству с храмом пожар, запрет приносить в храм пищу, преграждение выхода из храма. Ищущим защиты предоставлялись особые льготы, как то: право выхода из У. с условием сохранения неприкосновенности, право долгого пребывания в черте У. Некоторые святилища в последнем отношении представляли большие преимущества благодаря просторному помещению, и случалось, что икеты (= suplices = просящие защиты) жили по нескольку лет в храме, пока им позволяли средства. Так, спартанский царь Плейстонакт прожил в асиле Зевса Ликея при Мегалополе 19 лет, сын его Павзаний II, осужденный на смерть за уклонение от битвы с фиванцами (395 г. до Р. Х.) и заключение с ними постыдного для Спарты перемирия, жил до смерти при храме Афины Алеи в Тегее. Пространство У., считавшееся неприкосновенным, иногда бывало весьма значительно: так, храм Артемиды в Гиерокесарее располагал неприкосновенным участком площадью в 2 римские мили в окружности; в Эфесе участок У. занимал часть города (до времен Августа). Некоторые святилища преимущественно перед другими пользовались правом защиты в самых широких размерах, так что всякий прибегавший к ним находился в безопасности от своих преследователей на всем священном пространстве. Такое всеобщее признание за святилищем права У. достигалось путем дипломатических сношений, о чем свидетельствует ряд эпиграфических документов. К числу подобных привилегированных асилов относятся святилища, получившие особую санкцию от африктионий, оракулы и отдельные храмы, как то: Афины Алеи в Тегее, Посейдона на Калаврии (сюда бежал и здесь умер Демосфен, преследуемый македонской партией) и на Коринфском перешейке, Афины Халкиойки в Спарте, Зевса Ликея в Аркадии, Ганимеда в Флиунте, Гелики в Ахее, Амфиарая в Оропе, Аполлона на Делосе и в Акрайфии (в Беотии), Асклепия на Косе и в Эпидавре, Геры в Аргосе и на Самосе, Тезея в Афинах (сюда спасались рабы от жестокого обращения господ), Эвменид в Афинах и др. В эллинистическую эпоху одним из наиболее известных У. считался храм Кабиров на о-ве Самофраке. С середины III века до Р. X. право У. свободно предоставлялось целым городским округам в политических целях, чем достигалась их нейтрализация и неприкосновенность в случаях нападений и завоеваний. Римляне первоначально с полною охотою давали право У. отдельным храмам, но так как сюда скрывались от кары закона действительные преступники и правонарушители, то Тиберий в 22 г. по Р. X. поручил сенату пересмотреть список храмов, имевших право У., в результате чего это право в значительной степени было сокращено и тем святилищам, за которыми оно было сохранено, было предписано пользоваться им в законных границах. По Тациту (Ann., III, 60, след.) это право получили: Эфес с храмом Артемиды, Магнезии с храмом Артемиды Левкофриены, Афродисиада с храмом Афродиты, Стратоникея с храмом Зевса Панемера и Гекаты, Гиерокесарея с храмом Артемиды, Кипр с храмами Афродиты (в Пафосе и Амафунте) и Зевса (Саламин), Пергам с храмом Асклепия, Смирна с храмом Афродиты, Тенос с храмом Посейдона, Сарды и Милет с храмами Аполлона и Артемиды и Крит. Упоминается, кроме того, ряд и других У., к которым, между прочим, отнесены все храмы и капеллы правящих императоров в Италии и провинциях. В Риме было известное У. Ромула (Вейовиса) на Капитолии, между его вершинами, в дубовой роще: по преданию, оно было основано с целью увеличения числа граждан нового города. При Августе было открыто новое У. при храме Юлия Цезаря. Право У. языческих храмов впоследствии перешло и на христианские церкви. Ср. Wallon, "Du droit d‘asyle" (П., 1837); Schoemann, "Griechische Altert ü mer" (II т., в 3 изд., стр. 210 след., Б., 1873); Foerster, "De Asylis Graecorum" (Бреславль, 1847); Jaenisch, "De Graec. asylis" (Геттинген, 1868); Barth, "De asylis Graecis" (Страсбург, 1888); B ü tticher, "Die Tektonik der Hellenen" (III т., стр. 23); Daremberg et Saglio, "Dictionnaire des antiquité s grecques et romaines", статья άσυλία (I т., стр. 505 след.); Stengel, "Die Griechischen Kultusaltert ü mer" (в 5 т., 3 отд. "Handbuch der Klassischen Altertumswissenschaft" Iw. Muller‘a, стр. 29—30, Мюнхен, 1898); его же статья άσυλον в Pauly Wissowa‘s "Real-Encyclop ädie der classischen Aë ltertumsuwisenschaft" (II т., 2 часть, стр. 1881 и след., Штутгарт, 1896); Латышев; "Очерк греческих древностей" (II т., стр. 32—33, СПб., 1899). Н. О.
  • УБЕЖИЩА В СРЕДНИЕ ВЕКА  —  Убежища в Средние века — Христианский храм являлся убежищем по преимуществу довольно долго. Такое У. имело огромное значение в варварских государствах, принявших христианство, но постепенно чистое церковное У. стало терять свое значение. Причиною этого было, во-первых, то обстоятельство, что некоторые папы косвенно отрицали право церковного У. для лиц, совершивших особенно тяжкие преступления, во-вторых, более общее условие — упадок авторитета церкви во вторую половину средних веков и, наконец, распространение других форм У., смешанной и чисто светской. Классическим типом смешанного церковно-светского У. являются так назыв. французские sauvet és (salvitates, salvae terrae). Sauveté, "спасенное" место — это осложнение первоначального представления о религиозном У. Первоначальная презумпция заключалась в том, что проступок, совершенный в стенах церкви или монастыря, сильнее карается в загробной жизни; при этом проступком считалась и расправа с лицами, подлежащими наказанию. Вообще священная ограда не могла быть осквернена. В смутную эпоху феодальной анархии, когда всякое место, обеспечивающее человеку защиту, считалось драгоценной находкой и привлекало поселенцев, церкви и особенно монастыри решили воспользоваться связанной с храмом идеей У. в целях собственной выгоды, ибо поселение, выраставшее в монастырской ограде, являлось источником доходов. Но тут встречались два неудобства: во-первых, ограда была чересчур тесна, а во-вторых, трудно было питать уверенность в том, что соседний барон не вздумает в один прекрасный день напасть на поселение. Sauve té устраняла оба неудобства: место поселения расширялось, и при помощи всяческих торжественных обрядов на расширенное место переносились права У., а во-вторых, соседние бароны клятвенно обязывались наказывать всякого нарушителя священной черты. В Sauvet é преобладает религиозный элемент, но мало-помалу в течение XI в. появился смешанный тип У., но с преобладанием элемента светского. Такими убежищами были села или замки, основанные свтскими баронами и ими же поставленные под покровительство какого-нибудь святого, обыкновенно патрона ближайшего монастыря; такие поселения объявлялись столь же неприкосновенными, как и храм, что не трудно было сделать при помощи различных торжественных обрядов. Тут еще принцип неприкосновенности исходит из религиозной идеи, но постепенно исчезла необходимость связывать одно с другим, и появился новый тип У. — светский. В различных частях Франции он носит различные наименования: ville franche, bourg franc, libertos, francitos. Таким образом, идея У. постепенно отрывается от храма и прирастает к поселению. Особенно плодотворной оказывается она в процессе возникновения и развития средневековых городов. Поселение, обладающее У., растет ускоренным темпом, ибо У. привлекает новых жителей; увеличение количества жителей делает поселение более активным агентом экономической жизни. Эпоха, когда У. прикрепляется к поселению, почти совпадает с эпохой хозяйственного переворота и возрождения торговли, что в свою очередь содействует приливу населения в город. Оба процесса идут об руку и ведут к росту городов. Связь У. с городом сделается особенно ясна, когда мы ознакомимся с другим типом нашего института, развившимся в Германии. Там религиозное У. никогда не играло той роли, какую оно сыграло во Франции, стране, где христианство было принято раньше и сделало огромные успехи еще в римскую эпоху. В Германии идея убежища была по преимуществу светской идеей. Она тесно связана с другим представлением, которое проглядывает и во французских sauvet é s, но там имеет другой источник. Это идея особенного "мира". Если поселение наделено особенным миром, то это значит, что преступление, совершенное в его черте, карается сильнее, чем преступление, совершенное в другом месте. По немецкому праву каждое огороженное место пользуется особым миром, но место укрепленное пользуется высшим миром, ибо укрепленное место есть бург, а право строить бург — королевская регалия. Король передает свои прерогативы бургу. Поэтому в Германии нарушение мира в бурге каралось высшим королевским штрафом в б0 солидов. Город есть бург; следовательно, он также пользуется особенным миром. А всякое место, пользующееся особенным миром, по немецкому праву есть в то же время У. Таким образом, в Германии идея светского У. возникла самостоятельно, хотя первоначальный общий источник ее тот же (см. выше). Только во Франции она идет от классической древности через всю римскую историю, а в Германии восходит к источнику непосредственно. У. защищает от всякого насилия; оно не знает разницы между самовольным насильственным действием и приведением в исполнение приговора власти. Сдедовательно, в городе не может быть приведено в исполнение наказание, к которому приговорен преступник. Исключение только одно: когда наказание должно пасть на человека, совершившего преступление в черте города, мир не охраняет нарушителей своих норм. Местом У. средневековый город делается поневоле: ему нужны люди; он принимает преступников, снимает с них клеймо, восстановляет их в правах; таков принцип колонизации. Из новейшей литературы ср. R. Sohm, "Entstehung der deutschen St ädtewesen s" (1890); J. Flach, "Les origines de l‘ancienne France" (т. II, origines communales, 1893); A. Дживелегов, "Средневековые города в Зап. Европе" (в коллекции Н. И. Кареева и И. И. Лучицкого, 1902). Д. Дживелегов.
  • УБЕЖИЩА И УБЕЖИЩНЫЕ ГОРОДА  —  Убежища и убежищные города — Институт этот, состоящий в том, что известные помещения (храмы, священные места, дворцы и гробницы правителей или даже целые районы и города доставляют гарантированную безопасность всякому преследуемому — убийцам, преступникам, неприятелям. — ведет свое начало от самых ранних, доисторических форм человеческих обществ и представляет глубокий интерес не только для истории верований и культуры, но и для истории вообще. Достаточно сказать, что римское государство возникло из убежищного города, который миф связал с именем Ромула (см. ниже). У нас нет памятников У. доисторического периода, но их вполне заменяют учреждения ныне живущих племен, стоящих на самой первобытной ступени. Самая примитивная форма У. найдена недавно (1899) Спенсером и Гилленом у племен Центральной Австралии. У этих племен имеются священные места, обыкновенно какие-нибудь уединенные пещеры, дающие полную безопасность всякому преследуемому. Это места, где хранятся их величайшие святыни, так назыв. Churinga, таинственные палки и камни, служащие обиталищами душ отошедших и ныне живущих поколений (у австралийцев, как у многих других первобытных племен, существует вера в множественность душ, так что одна из душ может жить вне человека в одной из Churinga). Все вокруг этих хранилищ считается священным и неприкосновенным: преступно сорвать травку, отломать ветку, преследовать зверя, а тем более человека, ищущего там спасения. Аналогичный факт находим на одном из о-вов Самоа, Upolu, где существует старое дерево, в котором устроил свою обитель бог Vave, и вот всякий убийца или вообще тяжкий преступник, успевший добраться до этого дерева, считался в безопасности от преследований кровного мстителя. Дерево так и назыв. — деревом У. людей. У других, несколько более развитых племен роль У. играют храмы, домашние очаги, и следовательно, всякое жилище, гробницы вождей, их дворцы и, наконец, специально назначенные для этого деревни и города. Так, у индейцев Калифорнии всякий добравшийся до храма (vanquech) с этого момента освобождался от всякого преследования, считаясь как бы искупившим свою вину навсегда. Такими же привилегиями пользовались храмы у оджибеев и др. Безопасность, приобретаемая пребыванием у домашнего очага даже личного врага, — еще более обычный факт у первобытных народов. Ни перед чем не отступающий в делах кровной мести или жажды грабежа бедуин или туркмен не только не тронет своего врага, переступившего порог его палатки, но окажет ему величайшее гостеприимство, хотя это в то же время не помешает ему предательски убить своего гостя сейчас после того, как тот покинет его кров. В других местах в роли У. выступают гробницы. У галласов Вост. Африки преследуемые находили У. в домике по соседству с гробницей короля. То же у баротсе Южной Африки, у которых У. служат не только гробницы королей, но и резиденции королевы и ее первого министра. Подобными же привилегиями У. пользуется резиденция султана в одном из округов на Борнео, с той только разницей, что преследуемые за спасение своей жизни платят навсегда своей свободой, становясь вместе со своим потомством рабами султана. Но наиболее характерную форму У. представляют У. города, специально назначенные для спасения преследуемых. Их мы находим уже не у одних евреев (см. ниже), у которых они приобрели уже значение гуманитарного института для неосторожных убийц, но и у народов совершенно первобытных, например, у сев.-американских индейцев, у которых, по словам одного писателя XVIII в., "каждое племя имело либо особый дом, либо целое селение, которое служило верным пристанищем для всякого убийцы или несчастного военнопленного, успевшего благополучно добраться до них". У индейцев племени крики такие У. носили специальное название "белых городов" в противоположность "красным, или военным, городам", не дававшим права У. В некоторых местах такие У. становятся в конце концов местами обязательной ссылки. Так, у кафиров Гиндукуша не только всякий убийца, сам и его семья, но даже зятья его с их потомством обязаны сейчас после совершения убийства покинуть родное селение и переселиться в специально отведенные убежищные города, занимающие целые районы, населенные исключительно изгнанниками и их потомками. Весьма оригинальную форму представляют священные селения, открытый недавно г-жой Кингсли в Западной Африке (Калабаре и Французском Конго). Здесь в специально отведенных селениях и на прилежащих территориях находят себе законное У. всякие преступники — воры, заклинатели, женщины, имевшие несчастие родить двойню, и т. п. Подобные убежищные города, притоны всякого сброда, беглого и преступного элемента, по гениальной догадке Фразера, могут считаться прототипом древнего Рима, как можно судить по описаниям истории его основания у Ливия, Страбона, Дионисия Галикарнасского, Плутарха, описаниям, которые новейшими историками принимались за сказку. В действительности территория вокруг легендарного храма, воздвигнутого будто бы Ромулом на Капитолийском холме, дававшая У. и безопасность всяким беглецам, рабам, несостоятельным должникам, убийцам и всякому другому преследуемому элементу, из которого потом образовался грозный Рим, — была не чем иным, как древним религиозным У., санкционированным храмом неизвестного бога, таким же У., как У. селения Западной Африки, описываемые Кингсли, или У. кафиров в Гиндукуше. С какой быстротой образуются большие, сильно организованные оседлости из беглых элементов, примером может послужить история Желтуги (см.), разноплеменной колонии беглых на китайском берегу р. Амура, где 10000 сброд беглых и искателей приключений, не тревожимый китайским правительством, в самое короткое время создал хорошо организованную мирную республику золотоискателей. Генезис У. кроется в родовых учреждениях первобытных племен, родовом культе и воззрениях табу (Штернберт). Прежде всего, нужно принять во внимание, что круг общения первобытного человека ограничивается ближайшими его соседями, которые являются для него в той или другой степени родственными, и на них, следовательно, косвенно переносятся нормы внутриродовых отношений. А внутри рода жизнь каждого члена считается абсолютно неприкосновенной: каждый сородич пользуется не только защитой и покровительством, но и безнаказанностью даже за убийство сородича. Отсюда всякий, хотя бы и не сородич, но единоплеменник, т. е. человек общего происхождения, приобретал безнаказанность, раз он становился под покровительство одного из общеродовых божеств, напр. очага, древнейшего из родовых божеств, хозяина огня, олицетворявшего одного из предков, быть может, даже и похороненного под очагом. А раз очаг давал защиту единоплеменнику, он давал его ео ipso уже всякому, хотя бы и совершенно чуждому, пришельцу по предположению, что этот последний может оказаться единоплеменником, так как нет никакой возможности знать всех своих единоплеменников, разбросанных часто по огромной территории. Но и все другие боги, кроме хозяина огня, первоначально были родовыми (см. Теория родового быта, Сравнительное изучение религии, Тотемизм), отсюда храмы и всякие обители божеств давали защиту — в силу расширения идеи внутриродовой безнаказанности — всякому сначала единоплеменнику, а потом и чужаку — защиту общеродового божества, т. е. такого, которое было божеством прарода до размножения и разветвления его. Новые, отдельные родовые боги могли и не давать защиты. В этом кроется причина, почему у греков, напр., только известные храмы давали право У. Аналогично объясняются и У., доставляемые гробницами вождей, которые в глазах первобытного человека являются часто божествами и в то же время прародителями, хотя, быть может, в отдельных случаях только фиктивными: с точки зрения варвара, совершенно достаточно, если гробница хотя бы одного фактического прародителя — вождя служила когда-либо У., чтобы гробницы всяких вождей, по распространенному толкованию табу, в свою очередь пользовались теми же привилегиями. Далее, основания института У. кроются в воззрениях табу (см.), по которым известные священные места являлись строжайше неприкосновенными. Естественно, что эти кары должны были удерживать даже кровного мстителя от преследования убийцы, осмелившегося искать У. в запретном месте. С другой стороны, снисходительность богов, которые оставляли безнаказанными самое дерзкое нарушение табу со стороны преследуемого, должно было внушить непреклонное убеждение варвару, что неприкосновенность преследуемого, укрывшегося в святилище, — веление самого божества, которое должно быть исполнено. Что такая неприкосновенность вызывалась именно страхом перед нарушением табу, мы видим на У. в Новой Гвинее, где народ вполне уверен, что преследование человека, укрывшегося в храме (dubu), влечет за собою неизбежно паралич рук и ног. Ясно, что право У. нисколько не носило первоначально морального или гуманитарного характера, являясь простым актом самосохранения против кары за нарушение табу. Поэтому мы видим столько ухищрений, употреблявшихся как преследуемыми, так и преследователями в желании либо сохранить, либо прервать действие табу. Ярким примером может служить выход греческого пленника из храма с веревкой в руках, украденной в алтаре, и радость преследователей, воспользовавшихся тем, что веревка оборвалась. По коренному свойству института табу — все более и более расширять область своего действия и выходить далеко за первоначальные пределы — табу У. с течением времени во многих местах выработалось в обязательный институт, требовавший создавание У. для всякого преследуемого, институт У. городов, которые мы видели у евреев, краснокожих, в Зап. Африке и на склонах Гиндукуша. Весьма интересная гипотеза Фразера об У. городах как прототипе древнего Рима высказана им в его ст. "The origin of Totemism" ("Fortnightly Review", 1899, апрель), о новейших открытиях У. у австралийцев см. Spencer и Sillen, "The natives tribes of Central Australia" (Л., 1900); Mary Kingsley, "Travels in W. Africa" (Л., 1897) и лит. ссылки в ст. Frazer‘a. Л. Штернберг.
  • УБЕЖИЩА НА ВОСТОКЕ  —  Убежища на Востоке — Древнейшие обстоятельные постановлении об У. находим в Моисеевом праве. Целью их было провести практическое различие между умышленным и невольным убийством; невольный убийца находил безопасность у алтаря; умышленный и оттуда должен был быть взят для казни и кровной мести (Исх. 21, 13; 3 Цар. III, 28—31). Централизация культа обусловила вместо многих алтарей устройство шести городов У. (miklat, φυγαδευτήρια), приписанных к Левиину колену: трех в соб. Ханаане и трех по ту сторону Иордана. Каждый раз судебным порядком надлежало установить, имел ли право тот или другой убийца искать в них У.; умышленный выдавался родичам убитого; последние могли убить и невольного, если он раньше срока (смерти современного убийству первосвященника) покидал город-У. (Числ. гл. XXXV). Алтарь иерусалимского храма, конечно, также был У.: искавший защиты хватался за "роги жертвенника" (3 Цар. III, 1, L); отсюда выражение "рог спасения". См. Bissei, "The law of Asylum in Israel " (Лпц., 1884); Ohlenburg, "Die bibl. Asyle im talmudischen Gewande" (Мюнхен, 1895). Существование "рогов" на жертвенниках финикийских храмов, насколько можно судить, напр., по изображению на монетах города Библа, дает некоторое основание заключать, что и финикиянам было известно право У. К сожалению, мы не располагаем материалом для констатирования этого права у других народов Др. Востока. Для Египта указание дает только Геродот (II, 113), говоря о храме Геракла у Канобского устья Нила, куда могли укрываться беглые рабы под условием положить на себя храмовый штемпель. Желание Revillout ("Cours de droit é gypt." I, 92) найти в егип. памятниках известий о праве У. не увенчалось успехом. Б. Т.
  • УБЕР  —  Убер (Фридрих Христиан Герман Uber, 1781—1822) — немецкий скрипач и композитор, ученик Тюрка. Выступил как солист в Берлине в 1806 г. Писал оперы, кантаты и пр. Из многих его сочинений в особенности обратила на себя внимание музыка к драме "Вечный жид". Увертюра к этой драме долгое время исполнялась в Германии. В 1817 г. У. был кантором и директором музыки при Kreuzschule в Дрездене, где и умер.