search
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я 
  • HABEAS CORPUS  —  Habeas Corpus — термин английского права, которым обозначается основная гарантия личной свободы в Англии. Всякий, считающий себя лишенным свободы неправильно или противозаконно, может обратиться в суд и просить о выдаче ему writ of Habeas Corpus. Это — приказ, обращаемый судом к лицу (частному или должностному), держащему в заключении кого-нибудь, о том, чтобы он доставил последнего в суд. Слова: "Habeas corpus ad subjiciendum", которыми суд повелевает доставить к нему личность ("тело" — corpus) заключенного, составляют наиболее важную часть предписания, и вот от них-то и получил свое название самый приказ и вообще вся сопряженная с ним процедура. В основании этой процедуры лежит Habeas Corpus Act 1679 года (An Act for the Better Securing the Liberty of the Subject, and for Prevention of Imprisonments beyond the Seas; на техническом языке английских статутов он обозначается так: 31 Са r. II. т. е. акт, изданный на тридцать первом году царствования короля Карла Второго), а также дополнительный Habeas Corpus Act 1816 года (56 Geo. III). Некоторыми историками высказано было предположение, что приказ Н. Corpus был в употреблении еще до издания Великой Хартии 1215 г. (см это сл.), статья 39 которой специально говорит о неприкосновенности личной свободы; но это предположение не подкрепляется солидными данными. Имеются также некоторые, хотя опять-таки слабые, намеки на существование его в эпоху Эдуардов. С полною достоверностью известно, что приказ Н. Corpus был в частом употреблении в первой половине XV века; в это время судьи уже свыклись с ним и прекрасно понимали его значение. Первоначально им пользовались как средством к восстановлению свободы, нарушенной частными лицами, но уже со времен Генриха VII он стал применяться и "against the crown" (против короны). Однако до акта 1679 г. порядок обеспечения личной свободы посредством процедуры Н. Corpus страдал существенными недостатками. Во-первых, выдача приказа Н. Corpus предоставлялась усмотрению судей, в то время далеко не вполне независимых. Во-вторых, чрезвычайно часты были случаи проволочек, крайней медленности в выдаче Н. Corpus. В-третьих, Н. Corpus не всегда достигал своего назначения, так как невыполнение предписания суда не влекло за собою никакой ответственности.Недостаточность гарантий дала себя чувствовать особенно сильно в эпоху Тюдоров и Стюартов. От времен королевы Елизаветы сохранился интересный документ — "представление", или "жалоба" (Remonstrance), одиннадцати судей королевской скамьи, обращенная ими в 1591 г. к лордам канцлеру и казначею. Прося принять меры к искоренению произвола, судьи перечисляют длинный ряд противозаконных действий, ставших обычным явлением в жизни Англии. "Подданные ее величества" заключались в тюрьмы и держались там по приказанию какого-либо знатного лица или члена совета вопреки законам королевства. Многие подвергались тюремному заключению за возбуждение обыкновенных исков и тяжб, пока не отказывались от них вовсе. В ответе на приказ habeas corpus не было указываемо никаких достаточных причин задержания. Некоторые из лиц, таким образом арестованных, уже после освобождения их законным порядком по суду, были тотчас же снова отправляемы в тюрьмы, и притом не в общие и всем известные, а в неизвестные, секретные места, так что, получив жалобу на их задержание, королевский суд не мог знать, к кому направлять приказ, без чего не могло быть оказано правосудие. Многие должностные лица были неоднократно отправляемы в тюрьмы за законное исполнение судебных предписаний, вследствие чего они повергались в такой сильный страх, что не решались исполнять законные постановления. Это "представление" не достигло своей цели: личная свобода еще многие годы после того оставалась необеспеченною. В 1627 г. пять лиц (одним из них был Гампден), были заключены в тюрьму, по распоряжению тайного совета, за отказ уплатить противозаконный налог, облеченный в форму принудительного займа. Они обратились в суд королевской скамьи с просьбою о выдаче им Н. Corpus. Приказ был выдан; смотритель тюрьмы в отзыве своем суду объяснил, что "они были подвергнуты заключению вследствие распоряжения тайного совета, не сообщившего ему, смотрителю, ни о какой особливой (particular) причине их задержания, кроме того, что они были арестованы по специальному приказанию его величества ". Возник вопрос — достаточен ли, с точки зрения закона, этот ответ для того, чтобы понудить суд постановить об обратной отсылке жалобщиков в заключение? В процессе приняли участие лучшие юристы того времени. Они основывались главным образом на 39 статье Великой Хартии и многочисленных позднейших статутах, изданных в обеспечение более точного соблюдения этой статьи. Далее они указывали на ряд прецедентов, в которых лица, арестованные по предписанию тайного совета или даже по специальному приказанию короля, были освобождены на основании Habeas Corpus. Припоминались следующие слова одного судьи при Генрихе VI: "Если король прикажет мне противозаконно арестовать человека, и я арестую его, то он будет иметь против меня иск о неправильном лишении свободы, хотя бы это произошло в присутствии самого короля", — или еще более знаменательные слова, сказанные королю Эдуарду IV главным судьею Маркгамом: "Король не может арестовать кого-либо по подозрению в тяжком уголовном преступлении или государственной измене, как это может сделать любой из подданных, ибо если он этим арестом сделает несправедливость кому-нибудь, то последний, не будучи в состоянии обратиться с иском к королю, останется без удовлетворения". "Боязливый", по выражению Галлама, суд высказался против освобождения Гампдена и других; но торжество правительства было непродолжительно. 29 марта 1628 года палата общин приняла следующие резолюции: I) "Ни один свободный человек не может быть арестуем, ни задерживаем в тюрьме или иначе как-нибудь ограничиваем в своей свободе по приказанию короля или тайного совета и др., если не будет указана какая-либо законная причина ареста, задержания или ограничения в свободе. — II) В приказе Н. Corpus не может быть отказываемо никому; он должен быть выдаваем по просьбе каждого лица, которое подвергается аресту, задержанию или какому-либо ограничению вследствие приказания короля, тайного совета или кого другого. — III) Если свободный человек будет арестован и заключен в тюрьму или иначе как-нибудь ограничен в своей свободе приказанием короля, тайного совета или кого другого, причем не будет указана предусмотренная законом основательная тому причина, и если это будет установлено на основании Н. Corpus, выданного такому лицу, то оно должно быть или вовсе освобождено, или отпущено на свободу под залогом". Резолюциям этим решено было придать силу основного закона страны; сущность их вошла в состав известного билля, получившего название "Петиции о праве" (см. это сл.). Дальнейшие события вызвали, однако, потребность в более точном определении законных оснований лишения свободы и того порядка, каким гражданин, неправильно лишенный свободы, может восстановить свое нарушенное право. Первый законопроект, имевший целью "воспрепятствовать отказам в выдаче приказа Н. Corpus", был внесен в палату общин в 1668 г., но его не удалось провести в эту сессию. Два другие однородные билля были отклонены палатою лордов (1670 и 1675), и усилия защитников свободы увенчались успехом только в 1679 г., когда был издан Н. Corpus Act. Он обязал судей выдавать Н. Corpus во всех случаях, кроме тех, когда основанием ареста является обвинение данного лица в государственной измене (treason) или каком-либо тяжком уголовном преступлении (felony). Выдавать Н. Corpus судьи обязаны не только во время судебных ceccий, но и в вакационные периоды, и в случае отказа они подвергаются штрафу в размере 500 фунт. стерл. Если тюремный смотритель или заступающий его место не выдаст копии с предписания об аресте в течение шести часов со времени предъявления требования об этом, он подлежит штрафу — в первый раз в размере 100 фунт. стерл., во второй — 200 фунт. ст. и увольнению от должности. По получении приказа Н. Corpus тюремный смотритель или его заместитель обязан в течение 3 — 20 дней (смотря по отдаленности расстояния) представить заключенного в суд и дать подробный отзыв о времени, причинах и обстоятельствах задержания. Неисполнение этого требования также карается штрафом в пользу заключенного, в 1-й раз 100 фунт. ст., во 2-й — 200 фунт. ст. и увольнением от должности. Возможность злоупотребления тем постановлением акта 1679 года, по которому обвиняемые в государственной измене или тяжком уголовном преступлении не могут получить Н. Corpus, устраняется следующим образом. Во 1-х, обвинение в государственной измене или тяжком уголовном преступлении должно быть ясно и точно (plainly and specially) обозначено в предписании об apecте. Во 2-х, обвиняемому в этих преступлениях предоставлено право просить суд разобрать его дело в ближайшую сессию. Если этого не последует, то суд обязан отпустить его на свободу под залогом или поручительством, с тем, чтобы он явился в суд в следующую за тем ceccииo. Если же и в эту последнюю сессию дело его не будет разобрано, то он вовсе освобождается от преследования. Дополнением к акту Н. Corpus служат следующие постановления: I. Параграф 10 "Билля о правах" [См. соотв. статью. В изложении 10 ст. билля есть опечатка: вместо "не должно требовать чрезмерных налогов", следует читать — "залогов".] 1689 г. установил, что от лиц, отпускаемых на свободу, не должно требовать чрезмерного залога (excessive bail ought not to be required). В определении размеров залога суд должен сообразоваться с имущественным положением обвиняемого. II. В апреле 1766 г. резолюциями судов королевской скамьи и общих тяжб, а также палаты общин, были объявлены противозаконными так называемые "общие предписания" (general warrants) о производстве арестов и обысков. Особенность этих предписаний состояла в том, что в них не делалось точного обозначения ни лиц, подлежащих аресту, ни причин ареста или обыска. Вследствие этого нередко схватывались и подвергались обыскам лица, ни в чем не повинные. По действующему английскому праву, предписание об аресте должно быть непременно специальным (special warrant); в нем должно быть точно и ясно обозначено лицо, подлежащее аресту; если же имя подозреваемого неизвестно, то оно может быть заменено описанием его личности, настолько точным и подробным, чтобы можно было безошибочно узнать его. III. Н. Corpus Act 1679 г. имеет в виду случаи лишения свободы по обвинению в уголовных преступлениях (for criminal or supposed criminal matters), и на все остальные виды ограничения личной свободы действиe его не распространялось. Для этих последних было открыто то же средство защиты, какое существовало для всех вообще случаев лишения свободы до акта 1679 г. Такой двойственный порядок нередко вызывал значительные неудобства, вследствие чего в 1816 г. был издан дополнительный акт, распространявший некоторые постановления статута 1679 г., особенно о порядке выдачи приказа, на все вообще случаи лишения свободы [Напр., если ребенка насильно держат вдали от родителей, если кого-нибудь неправильно заключают в дом умалишенных, если кем-нибудь будет заявлено, что монахине не позволяют выйти из монастыря и т. п. (см. А. В. Дайси, "Основы государственного права Англии", пер. с англ., СПб. 1891, стр. 165).]. Просьба о выдаче приказа Н. Corpus должна быть облечена в письменную форму, но при этом нет надобности, чтобы прошениe исходило непосредственно от заключенного. Оно может быть написано и предъявлено его поверенным, другом, родственником, вообще всяким лицом, действующим в его интересах. В 1810 г. в Лондоне показывалась публике, под именем "готтентотской Венеры", негритянка из южной Африки. Отец знаменитого историка Захарий Маколей и некоторые другие "друзья негрской расы" обратились в суд с просьбою о выдаче Н. Corpus, чтобы таким образом удостовериться, не находится ли негритянка в состоянии "принудительного заключения". Суд поручил нескольким должностным лицам посетить негритянку и собрать необходимые сведения. Оказалось, что она привезена из Африки и была показываема публики с ее собственного согласия, по контракту, в силу которого ей выделялась известная часть сбора. Получив эти сведения, суд, конечно, признал излишним выдавать Н. Cor p us. Кроме наглядного доказательства тому, что просить о выдаче Н. Corpus может вообще всякое постороннее лицо, дело о готтентотской Венере свидетельствует еще, что в деле выдачи Н. Corpus не проводится никаких различий между англичанами и иностранцами. Выдача приказа Н. Corpus не есть a matter of course (вещь сама собою разумеющаяся) и не может быть допускаема по голословному заявлению. Он выдается лишь по предъявлению мотивированного прошения, из которого суд мог бы усмотреть или по крайней мере предположить, что лишение свободы произведено было неправильно. Наиболее существенная часть приказа Н. Corpus состоит в требовании доставить заключенного в суд и указать время и основания задержания в письменном объяснении. Одного приведения заключенного в суд недостаточно, и если лицо, к которому обращен приказ, не представит требуемого объяснения, то оно подлежит судебной ответственности за неисполнениe распоряжений суда (contempt of court). Одного представления такого объяснения также недостаточно; заключенный непременно должен быть приведен в суд. Существуют только два основания, которые в судебной практике признаются достаточными для того, чтобы оправдать неприведение заключенного в суд, а именно: 1) если лицо, к которому обращен приказ Н. Corpus, не имеет в своем "распоряжении" того, в пользу кого издан приказ, т. е. нет самого факта заключения; в подтверждение этого получивший приказ должен представить достоверные данные (при уклончивости объяснения суд предписывает арестовать составителя его и возбуждает против него преследование за contempt of court); 2) если заключенный не может быть представлен в суд вследствие болезненного состояния, удостоверенного медицинским свидетельством. По приведении заключенного и представлении отзыва суд приступает к рассмотрению дела. Обыкновенно судебное разбирательство по Н. Corpus тянется очень недолго и нередко заканчивается в одном заседании. Если оно затягивается на несколько дней, суд может или отправить заключенного снова под стражу, или же отпустить его на свободу под залогом de die in diem. Рассмотрев обстоятельства дела и выслушав объяснения сторон, суд постановляет решение, которое принимает одну из следующих трех форм: суд или 1) вовсе освобождает заключенного, или 2) отпускает его на свободу под залогом или поручительством, или же, наконец, 3) отправляет его обратно в место заключения. Описанная процедура Habeas Corpus, кроме Англии и ее владений, действует, с незначительными изменениями, и в Северо-Американских Соединенных Штатах. Приостановка действия Habeas Corpus возможна лишь в чрезвычайных случаях и не иначе, как с согласия обеих палат парламента. Максимальный период приостановки — год, и для продления ее на новый срок необходимо издание нового акта. По мнению некоторых писателей, приостановка Н. Corpus (H. Corpus S uspension Act) вполне соответствует тому, что в большинстве континентальных европейских государств известно под именем "осадного положения" [Так, напр., Maurice Block в своем "Dictionnaire de l‘administration française" категорически утверждает: " Dans le Royaume-Uni la suspension de l‘ Habeas Corpus Act équivaut à l‘état de siège". П окойный проф. И. Е. Андреевский в своем курсе "Полицейского Права" (СПб., 1874, т. I, стр. 276) говорит: "С отменою Н. Corpus местной администрации и органам исполнительной полиции предоставляется полная свобода деятельности".]. Это не так. Последствия приостановки Н. Corpus несравненно более ограничены, чем обычные проявления осадного положения. По мнению профессора Дайси, единственный непосредственный результат приостановки Н. Corpus состоит в том, что администрация может в течение того времени, пока акт об отмене сохраняет свою силу, постоянно откладывать суд над лицами, лишенными свободы по обвинению или подозрению в государственной измене. Насколько ограничены юридические последствия приостановки Н. Corpus, показывает тот факт, что обыкновенно до истечения срока действия этой пpиoстановки парламент издает так называемый акт об амнистии (Act of Indemnity). Под этим термином разумеется парламентский статут с обратною силою, имеющий своею целью освободить лиц, нарушивших закон, от всякой за то ответственности, другими словами — придать законный характер действиям, бывшим во время совершения их незаконными. Акт о приостановке Н. Corpus никого не освобождает от гражданской и уголовной ответственности за нарушение закона. Предположим, напр., говоря словами того же Дайси, что государственный секретарь или его подчиненные во время действия акта о приостановке Н. Corpus арестуют и подвергнут заключению совершенно невинного человека только в силу убеждения, что в интересах общественного спокойствия известное лицо в эпоху кризиса должно быть заключено в тюрьму и таким образом лишено влияния. В каждом подобном случае государственный секретарь, издающий предписание об аресте, и должностные лица, приводящие его в исполнение, нарушают закон. Они могут действовать так bona fide, но это еще не освобождает их от уголовной и гражданской ответственности, все равно, отменен ли Н. Corpus акт или нет. Между тем, истинная цель приостановки Н. Corpus акта состоит именно в том, чтобы дать правительству возможность совершать действия, которые, будучи с политической точки зрения целесообразными, представляются не вполне законными. Акт о приостановке не достигал бы своей главной цели, если бы должностные лица не имели уверенности в том, что пока они держатся политики, рекомендуемой этим актом, добросовестно и без каких-либо злобных или преступных мотивов, они будут свободны от ответственности за образ действий, составляющий, с формальной стороны, нарушение закона. Эта уверенность основывается на ожидании, что до истечения срока действия акта о приостановке парламент издает Act of Indemnity, освобождающий от ответственности всех лиц, действовавших в силу закона о приостановке Н. С. Так это и бывало обыкновенно во всех случаях, когда в Англии считали необходимым прибегать к исключительным мерам. Свобода действий, вызываемая надеждою на акт об амнистии, заключена, однако, в известные рамки. Акт об амнистии издается обыкновенно лишь перед самым наступлением конечного срока приостановки Н. Corpus. Если при пользовании исключительными полномочиями совершены будут большие злоупотребления, парламент может либо вовсе не согласиться на издание акта об амнистии, либо ограничить ее применение. В вопросе о сложении ответственности с лиц, виновных в незаконном образе действий, все зависит от пределов aмнистии, которые могут быть широки или узки. Так, акт об амнистии 1801 г., изданный после трехлетнего периода отмены Н. Corpus (1798—1801), снимал ответственность, гражданскую и уголовную, со всех лиц, принимавших те или другие меры по отношению к аресту и заключению обвиняемых или подозреваемых в государственных преступлениях, но не освобождал от ответственности за другие незаконные и произвольные меры, которые могли быть при этом приняты, как, напр., за жестокое обращение с арестованными, а тем более за произвольное наказание их и т. д. Как ни ограниченны последствия приостановки Н. Corpus, эта мера практикуется в очень редких случаях. В пределах собственно Англии (и Шотландии) она не применялась с 1818 года, когда прекратилось действие акта 1817 г. Со времени издания акта 1679 г. и до 1745 г. приостановка Н. Corpus имела место девять раз; затем в течение полустолетия не было ни одной приостановки; следующие случаи применения ее были в 1794, 1798, 1799 и 1800 гг. По отношению к Ирландии приостановка Н. Corpus акта имела место много раз и после 1818 г. (в последний раз — в 1880 г.). Литература. Важнейшие сведения по истории Н. Corpus можно найти во всех лучших сочинениях по истории английской конституции. Юридическая сторона института Н. Corpus и особенно практика его полнее всего обработана в двух американских сочинениях: Rollin Hurd, "A Treatise on the Right of Personal Liberty and on the Writ of Habeas Corpus and the Practice conne c ted with it" (2 и 3 изд., Альбани, 1876), и William S. Church, "A Treatise of the Writ of Habeas Corpus, including Jurisdiction, False imprisonment, Writ of Error, Extradition etc." (Сан-Франциско, 1886); а также в сочинении James Paterson, "Commentaries o n the Liberty of the Subject and the Laws of England relating to the Security of the Person" (Лондон, 1877). На русском языке: А. В. Дайси, "Основы государственного права Англии", перевод с англ. под редакциею проф. П. Г. Виноградова (СПб., 1891); В. Ф. Дерюжинский, "Гарантии личной свободы в Англии" ("Юридический Вестник", 1884 г., №№ 9 и 12). В. Дерюжинский.
  • HABENT SUA FATA LIBELLI  —  Habent sua fata libelli — "книги имеют свою судьбу". Изречение это приписывали чуть ли не всем известным римским поэтам; на самом деле оно принадлежит малоизвестному грамматику Теренциану Мавру, в его стихотворении: "Carmen heroicum", стих 258.
  • HES  —  Hes — то же, что b или си-бемоль, т. е. на полтона пониженная нота h. Heses — двояко пониженное h. Чаще Hes заменяется названием b, a Heses — bb.
  • HIGH LIFE  —  High Life (гай-лайф, англ.) — в Англии знать, также ее образ жизни.
  • HIGH STEWARD  —  High steward (гай стюард) — собственно верховный управитель, сенешаль, один из так называемых great officers of state, т. e. великих сановников Англии. Некоторые из этих "великих чинов" (great officers) до сих пор сохраняют свое значение в государственной жизни (напр. великий канцлер), другие же являются лишь переживаниями отдаленного прошлого. К этой второй категории принадлежит и "lord high steward of England", стоящий первым в ряду "великих чинов государства", хотя в настоящее время он не имеет постоянного носителя и давно не играет важной роли в государственной жизни. Будучи наследственным и соединенным (в XIII веке) с титулом графа Лейстерского, чин этот, после гибели Симона де Монфора, перешел к Эдмунду, второму сыну короля Генриха III, а затем от его сыновей, по женской линии, — к Джону Гентскому, одному из сыновей Эдуарда III. При вступления на престол Генриха IV, сына Джона, чин Н. St. слился с короною. С тех пор он восстановляется только при коронациях и при судебных заседаниях палаты лордов. В первом случае Н. St., во время процессии в Вестминстерское аббатство, несет перед королем корону Эдуарда Исповедника, во втором — председательствует в суде над пэром или пэрессою по обвинению в измене. Ф. С.
  • HIGHLAND  —  Highland (англ. гайланд) — горная страна, преимущественно горная часть Шотландии; Highlander — горцы, преимущественно шотландцы.
  • HIGHWAYMEN  —  Highwaymen (гайуэймэн — собственно люди большой дороги, разбойники с большой дороги). — Так, назывались в Англии конные разбойники, которые в прежнее время угрожали особенно окрестностям Лондона. Между ними попадались люди из хороших фамилий. Смелость и рыцарские замашки, с которыми они производили свои грабежи, придавали им известную романическую окраску; баллады, в которых воспевались Клод Дювель и другие Highwaymen‘ы, составляли в XVIII в. любимое чтение английского народа. Их похождения доставляли богатый материал также и романистам, начиная с Дефо и Фильдинга и кончая Бульвэром и Айнсвортом. Со смягчением нравов и с улучшением полицейских порядков Hig h waymen‘ы скоро исчезли.
  • HINE ILLАЕ LACRIMAE  —  Hine illае lacrimae (вот откуда слезы, т. е. вот в чем причина слез) — латинское изречение, впервые встречающееся в "Andria" Теренция, позже у Цицерона ("Pro Caelio", cap. 25) и у Горация (epist. 1, 19, 71).
  • HIS  —  His или си диез — название на полтона повышенной ноты Н. Hisis — двояко повышенное h.
  • HOC HABET  —  Hoc habet — восклицание римских зрителей на гладиаторских боях, когда гладиатор получал смертельную рану. Смысл его: "досталось ему" или "теперь ему конец".
  • HODIE MIHI, CRAS TIBI  —  Hodie mihi, cras tibi — "сегодня мне, завтра тебе": новолатинская пословица, указывающая на изменчивость счастья.
  • HOMAGIUM ИЛИ HOMINIUM  —  Homagium или hominium (средневековое, от homo, "человек", в значении ленника, вассала; по-фр. hommage) — ленная или вассальная присяга. Обряд гоминиума был следующий: сеньор встречает будущего вассала сидя или стоя; вассал преклоняет перед ним колени, кладет свои руки в его руки и объявляет себя его "человеком" за известный лен; сеньор дает ему поцелуй мира в губы и поднимает его. Этим обрядом вассал берет на себя известные обязанности, соблюдение которых скрепляет особой присягой на верность. Положительные обязанности, устанавливаемые обрядом, сводятся к consilium и auxilium (conseil и aide, совет и помощь): явка ко двору сеньора, чтобы составлять его феодальную палату (cour), военная служба и денежное вспомоществование в некоторых случаях, напр. для выкупа сеньора из плена. Отрицательные обязанности вассала — не поднимать руки против сеньора, не выдавать его тайн, не злоумышлять ни против него, ни против его крепостей, ни против его владений и т. п. Гоминиум требовался от каждого нового ленника при раздаче ленов и при переходе их из рук в руки. В феодальную эпоху различали гоминиум обыкновенный и усиленный (hominium ligium, ligeitas, hommage lige). Homme lige должен, напр., за свой счет служить сеньору все время, пока тот ведет войну против своих врагов, между тем как простой вассал несет, по обычаю, только сорок дней военной службы в год, на счет сюзерена. Акты, в которых упоминается гоминиум, появляются на Ю. Франции с Х в. E. Щепкин.
  • HOMO DILUVII TESTIS  —  Homo diluvii testis — название, которое дал в 1726 г. швейцарский врач Шейхцер найденным им близ Энинга остаткам большой саламандры (Andrias Scheuchzeri ), которую он принял за скелет человеческого младенца. Ошибка его разъяснена была впервые Кювье. Раскопка Шейхцера хранится в Гарлеме.
  • HOMO NОVUS  —  Homo nоvus (лат. — новый человек) — человек без прошлого, выскочка.
  • HOMO SUM, HUMАNI NIHIL А MЕ АLIЕNUM РUTО  —  Homo sum, humаni nihil а mе аliеnum рutо — "человек есмь, и ничто человеческое не считаю чуждым себе" — латинская поговорка, заимствованная из комедии Теренция "Heautontimeromenos" (1, 1, 25). В тексте фраза эта имеет иронический характер: один приятель упрекает другого в том, что он вмешивается в чужие семейные дела и занимается сплетнями, не думая о собственном доме. На это другой и возражает: homo sum etc. С течением времени первоначальный иронический смысл изречения утратился, и оно употребляется для характеристики людей с широким умственным кругозором и сильно развитым интересом к человеческой жизни во всех ее проявлениях.
  • HOMUNCULUS  —  Homunculus (лат.), человечек — несчастный, жалкий человек; в "Фаусте" Гете — человек, созданный химическим процессом по указаниям Парацельса в "De generatione rerum naturalium".
  • HONNI SOIT QUI MAL Y PENSE  —  Honni soit qui mal y pense (стыд тому, кто дурно об этом думает) — девиз английского ордена подвязки (Order of the Garter), принятый впоследствии в великобританском государственном гербе (пишется в последнем: Ноni и т. д.). Орден учрежден королем Эдуардом III в 1346 или 1350 г. О причине, объясняющей его девиз, существует целый ряд легенд и предположений, но они не подтверждаются достоверными документами. П. ф. В.
  • HONORIS САUSА  —  Honoris саusа (лат.) — ради чести, почетный; особенно часто это выражение употребляется в применении к университетским дипломам, выдаваемым без экзамена лицам, выдающимся своими научными трудами.