search
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я 
  • VOCE  —  Voce — см. Голос.
  • VOLENTI NON FIT INJURIА  —  Volenti non fit injuriа (изъявляющему согласие, обида не в обиду) — положение римского права, выражающее тот принцип, что согласие потерпевшего устраняет ответственность лица, причинившего ущерб. Принцип этот находит полное применение в области гражданского права, но здесь он должен быть понимаем в следующем смысле: лицо может отказаться от права на возмещение ущерба, причиненного ему данным действием другого лица, но не от права на возмещение какого бы то ни было ущерба; другими словами, лицо может отказаться от определенного конкретного права, например от права на данный иск, но оно не может отказаться от своей гражданской правоспособности, например от права вообще искать в суде. По особым соображениям, закон иногда совершенно исключает в области некоторых частноправовых отношений возможность изъявления предварительного согласия на причинение данного ущерба. Так, в силу 5 ст. Общего Устава Российских железных дорог 1885 г., всякие предварительные, на случай могущего последовать вреда или убытка, сделки или соглашения железных дорог с пассажирами и отправителями или получателями грузов, клонящиеся к изменению ответственности, возлагаемой на железные дороги постановлениями этого устава, или к совершенному освобождению дорог от сей ответственности, признаются недействительными. Такое же правило установлено и для пароходных предприятий, но лишь по отношению к ответственности их за вред или убыток, вследствие смерти или повреждения в здоровье, причиненных при эксплуатации пароходных сообщений (ст. 683, т. Х, ч. 1 Свода Законов). В области уголовного права вопрос о значении согласия пострадавшего являлся (с XVI в.) и до сих пор является предметом бесконечного спора, и притом не только в частностях, но и в самом своем принципе, так как разрешение его зависит от взгляда на юридическую сущность преступления. Действительно, теории, рассматривающие преступление, как нарушение чьего-либо субъективного права (Кант), должны признать, что отказ лица от его права уничтожает преступность нарушения; иной ответ дадут те, которые определяют преступление, как нарушение права объективного, как нарушение юридического порядка. На самом деле трудно установить общий принцип, который разрешал бы рассматриваемый вопрос в применении ко всем вообще преступлениям. В массе преступных деяний, принадлежащих к весьма различным категориям, самый вопрос о значении согласия пострадавшего вовсе не может иметь места. Таковы: 1) все преступные деяния политические, религиозные, против порядка управления, служебные, все нарушения правил благоустройства и безопасности: здесь нет субъекта, о соглашении которого могла бы идти речь; 2) деяния, в специальный состав которых входит факт нарушения воли лица, а именно: преступные деяния против свободы, изнасилование, ибо здесь согласие пострадавшего устраняет самое представление о нарушении какого бы то ни было блага; 3) деяния, заключающие в себе посягательство на права и блага лиц недееспособных — малолетних, невменяемых и проч., ибо согласие, данное таким пострадавшим, очевидно, не может иметь никакого значения. Затем в раздел частных преступлений, а именно при посягательствах на имущество, честь и телесную неприкосновенность, согласие пострадавшего безусловно уничтожает ответственность, ибо здесь охраной закона пользуется не самое благо, юридически безразличное (бытие материальных вещей, имущества) или только возможное и условное (честь), а беспрепятственное обладание или распоряжение этим благом. Вопрос о значении согласия пострадавшего получает практический интерес лишь по отношению к таким преступлениям, которые направлены против благ, охраняемых законом сами по себе, независимо от чьего-либо права на распоряжение ими. Самый объем таких благ изменяется исторически; в настоящее время, по мнению Н. С. Таганцева, сюда относится жизнь, но не здоровье. [Повреждения здоровья с согласия пострадавшего Н. С. Таганцев считает ненаказуемыми по духу нашего законодательства (прямых постановлений нет по этому предмету), и в подтверждение своего взгляда указывает на то, что даже при тех преступлениях против здоровья, которые имеют целью избавление от воинской повинности и при которых наказуемо и самоизувечение, закон обращает внимание на согласие пострадавшего и притом считает это обстоятельство основанием к уменьшению наказания.] Действующие уложения французское и русское не содержат в себе постановлений по этому предмету, но судебная практика этих стран признает убийство по согласию тождественным с обыкновенным убийством. Так же поставлено дело и в Англии. Но общественная совесть протестует против такого уравнивания двух случаев, весьма различных по своей внутренней природе, в виде постоянных (во Франции) оправдательных вердиктов присяжных заседателей. Германское уложение, не признавая согласие обстоятельством, уничтожающим преступность убийства, считает прямое и серьезное требование убитого основанием к весьма значительному смягчению наказания. Русский проект нового уголовного уложения облагает убийство, совершенное по настоянию убитого и из сострадания к нему наказанием меньшим, сравнительно с простым убийством. Ср. Kessler, "Die Einvilligung des Verletzten" (1884); Таганцев, "Курс русского уголовного права" (вып. I, СПб., 1874). А. Я.
  • VOLTA  —  Volta volte (направление, поворот) — итальянский музыкальный термин. Una volta или prima volta обозначает исполнение части музыкальной пьесы один раз, в первый раз; seconda volta — второй раз. В нотах этот термин обозначается сокращенно так: 1-ma (т. е. prima volta), 2-da (т. е. seconda volta). Если часть пьесы должна быть повторена и при этом имеет для первого исполнения одно окончание, а для второго — другое, то эта часть с первым окончанием выписывается со знаком повторения в конце, а над первым окончанием ставится 1-ma. После знака повторения выписывается второе окончание, с надписью 2-da, которое должно быть исполнено при повторении части пьесы. Н. С.
  • VOLTEGGIANDO  —  Volteggiando — музыкальный термин, обозначающий весьма быстрое и легкое исполнение.
  • VOLTI SUBITO  —  Volti subito (обороти скорее) — музыкальный термин, ставящийся полностью или в сокращенном виде V. S. внизу нотной страницы, если необходимо, при исполнении, ее быстро перевернуть.
  • VOLUBILITA  —  Volubilita — музыкальный термин, означающий резвость, легкость, быстроту исполнения.
  • VOLUMINA LEGUM  —  Volumina legum — старинный свод польских законов. После Вислицкого статута законодательство польское с течением времени сильно разрослось, и уже в XVI столетии ощущалась потребность составления свода. Такие своды были составлены и даже напечатаны Николаем Ташицким (1532), Яковом Пржилуским (1553), Иоанном Янушевским (1600) и Андреем Замойским (1778). Но все они остались без утверждения: первый — вследствие противодействия краковского воеводы Кмитты, который скупил и истребил почти все издание (сохранились только два экземпляра); второй — вследствие лютеранских тенденций его составителя; третий был представлен сейму 1596 г., но по недостатку времени остался нерассмотренным; четвертый свод был отвергнут сеймом потому, что редактор его хотел предоставить некоторые права крестьянам. Из частных изданий польских законов первым был труд Иоанна Гербурта де-Фульштейна, составленный в 1563 г. в алфавитном порядке; сборник этот в судах имел силу закона. Впоследствии он был вытеснен восьмитомным сборником варшавских пиаритов, составленным по инициативе епископа Иосифа Залусского. Этот-то сборник пиаритов, над составлением которого они работали около 50 лет (1732—1782), и получил название "Volumina legum". Здесь в хронологическом порядке собраны законы, изданные в Польше с 1347 г. до 1780 г. В сборник этот не вошли древние законы литовские и мазовецкие. В 1797 г. в частях Польши, присоединенных к Австрии и Пруссии, введены были, взамен древнепольских законов, уложения австрийское и прусское. После образования отдельного герцогства Варшавского, местное правительство восстановило действие прежних законов; но под влиянием Наполеона введен был с 1-го мая 1808 г. французский гражданский кодекс. Изданные при этом постановления об отношении Наполеоновского кодекса к V. legum напечатаны на русском языке у Ставского и Клейнермана — "Гражданские законы губерний Царства Польского" (т. 11-й, Варшава, 1891). До 1840 г. V. legum действовали в губерниях Северо - и Юго-Западного краев, насколько в них содержались дополнения или изменения к Литовскому статуту. V. legum пиаритов были перепечатаны, в 8 томах, Огрызько (СПб. 1859—60), который ограничился воспроизведением материала, содержащегося в прежнем издании пиаритов. Продолжение этого дела взяла на себя краковская академия наук, которая издала 9-й том Volumina legum (Краков, 1889), содержащий в себе конституции сеймов 1782—1792 гг. Обзор этого тома дал О. Balzer в "Kwartalnik Historyczny", 1890 г. А. Я.
  • VOUS ETES ORFEVRE, MONSIEUR JOSSE!  —  Vous etes orfevre, Monsieur Josse! (Вы ювелир, г-н Жосс) — фраза Сганареля в Мольеровском "l‘Amour m é decin" (I, 1), когда он иронизирует над советом ювелира Жосса купить своей больной дочери дорогой бриллиантовый убор. Применяется к своекорыстным советам.
  • VOUS L‘AVEZ VOULU, GEORGES DANDIN  —  Vous l‘avez voulu, Georges Dandin — обратившиеся в поговорку слова из роли Жоржа Дандена, в комедии Мольера того же названия. Употребляются в смысле: "сам виноват в этом", "некого винить, кроме себя самого".
  • VOX POPULI, VOX DEI  —  Vox populi, vox Dei — латинская поговорка, равнозначащая русской пословице: "глас народа, глас Божий".